| на главную | карта сайта | контакты |

РКА на FACEBOOK WEB-СООБЩЕСТВО РКА RJoC - ЖУРНАЛ РКА

НОВОСТИ
О РКА
КАЛЕНДАРЬ
ПРОЕКТЫ
БИБЛИОТЕКА
ИМЕНА
ПАРТНЕРЫ


ПОИСК На сайте
В Яndex


АРХИВ
НОВОСТЕЙ

2016 г.

  01-12

2015 г.

  01     02   05 - 06

2014 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09-12

2013 г.

  01     02     03    04   05     06     07    08   09     10     11    12

2012 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

2011 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

2010 г.

  01

2009 г.

  01     02     03     04   05     06     07  -  08   09 -  10     11     12

2008 г.

  01  -  02     03 - 04   05     06     07    08   09     10     11 - 12

2007 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

2006 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

2005 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

 2004 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

 2003 г.

  03     04     05     06   07     08     09     10   11     12



Яндекс цитирования
 

12.11.2008

ИНИЦИАТИВНАЯ ГРУППА ПО СОЗДАНИЮ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОГО КОМИТЕТА ПО ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОММУНИКАТИВИСТИКЕ

Отчет о методологическом семинаре "Политическая коммуникативистика: проблемы предметного позиционирования", Москва, 17 июня 2008 г. и создании ИГ-ИК по политической коммуникативистике

Российская ассоциация политической науки, Академия политической науки совместно с кафедрой политологии и политического управления РАГС провели 17 июня 2008 г. методологический семинар на тему "Политическая коммуникативистика: проблемы предметного позиционирования". С докладом на эту темы выступила член Президиума АПН, зам. председателя Правления РАПН, д.п.н., профессор, зам. зав. кафедрой политологии и политического управления РАГС Л.Н.Тимофеева. С содокладами - вице-президент Российской ассоциации политической науки, д.п.н., профессор, зав.кафедрой политического анализа факультета государственного управления МГУ А.И.Соловьев, президент Академии политической науки, д.п.н., профессор МГУ А.Н.Чумиков.

Парадокс состоит в том, что по теории коммуникации, политических коммуникаций выпушено уже немало учебных пособий и даже учебников под грифом Министерства образования, но авторы практически всех заявляют о том, что теория коммуникации - сравнительно молодая область научного знания, которая стал обретать статус самостоятельной академической дисциплины в нашей стране лишь в последнее десятилетие и у исследователей пока еще нет единства относительно научного статуса теории коммуникации, ее объекта и предмета, ее принадлежности к тому или иному "научному ведомству", а также ее места в системе современного социогуманитарного знания вузовского образования. Если это касается теории коммуникации, то что можно сказать о теории политической коммуникации, как направления обшей теории коммуникации, а тем более - о политической коммуникативистике? И все же ее постоянно пытаются конституировать.

В ряде университетов страны, в частности в МГУ и СПбГУ читаются курсы "Политическая коммуникативистика" и "Введение в коммуникативистику", а философский факультет МГУ готовит к выпуску специалистов с присвоением квалификации "Политолог" с указанием специализации "Политическая коммуникативистика".

Автор и редактор наиболее удачного учебного пособия "Политические коммуникации" (М., 2004) А.И.Соловьев во введении к изданию пишет: "На фоне интенсивных исследований информационно-коммуникационных процессов все рельефнее видятся очертания политической коммуникативистики - науки, изучающей природу и строение информационно-политической сферы общественной жизни, характерные для нее механизмы и тенденции развития публичных и непубличных контактов, формы эволюции общения правящих кругов и гражданского общества. Как показывает опыт, эта субдисциплина развивается тем успешнее, чем более заметную роль играют политические коммуникации в репродукции механизмов государственного управления и социализации индивида, выстраивании новой системы представительства интересов граждан и в конечном счете - в становлении информационного общества и соответствующих структур властного регулирования в публичной сфере" (С.5). И все-таки авторы не решились назвать свою книгу "политической коммуникативистикой" и на то у них есть основания.

Сложность состоит в том, что политическая коммуникативистика, как и политическая наука (политология) возникала на стыке многих наук, как естественных, так и гуманитарных. Отсюда, как замечают российские исследователи, политические коммуникации воспринимаются нередко как простая экспликация социальных информационных обменов в сфере власти.

Если внимательно изучить российские учебные программы и учебные пособия по политической коммуникативистике и политическим коммуникациям, то обнаружится, что там скорее изучаются отдельные виды деятельности и технологии, связанные с политическими коммуникациями: политическая журналистика, политические маркетинг, PR, реклама, пропаганда и т.д.. Однако там нет целостного представления о политической коммуникативистике или политической коммуникациологии, нет четкого описания объекта, предмета политической коммуникативистики, ее методов.

Для политической коммуникативистики большое значение имеет выбор объекта анализа, который находится в прямой связи с предметом. Предположим, что объектом п.к. является генеральная для данной науки область знания. Их может быть сразу две: это политика и коммуникации. Соответственно мы имеем дело сразу с двумя отраслями знаний: теорией политики и теорией коммуникаций. Конкуренция между двумя областями знания способна привести к поглощению одной науки другой, нежели к рождению смежной, оригинальной дисциплины. Очевидно, что лучше всего объект анализа поместить в зону пересечения их интересов. В этом случае объектом политической коммуникативистики может стать теория политических коммуникаций. Другой вопрос - сложилось ли она? Она должна вычлениться из теории коммуникаций, которая насчитывает десятки дисциплин, только подчеркивающих ее междисциплинарный характер.

Формирование полноценного междисциплинарного проекта в политической коммуникативистике не завершено. Некоторые ученые говорят о ее допарадигмальной стадии. Причина состоит еще и в том, что предметную зону коммуникативистики часто обозначают как сложную нелинейную среду, на которой представлены участки разной интенсивности развития междисциплинарного синтеза. В российской высшей школе есть ряд преподаваемых дисциплин, демонстрирующих свое стремление к междисциплинарности: "Межкультурная коммуникация" (специальности "филология", "социология"), "Психология общения" (специальности "психология", "педагогика"), "Социология коммуникации" (специальности "социология", "журналистика"), "Политическая журналистика" (специальность "журналистика), "Политические коммуникации", "Политический маркетинг", "Политический PR" (специальность "политолог"). Но за счет междисциплинарного расширения они выходят за пределы своего изначального статуса как отраслевой дисциплины, решающей частные прикладные задачи, и становятся вариантами метатеории, синтезируя базовую область знания (социологию, политологию, психологию, лингвистику и др.) с коммуникативистикой. Здесь ведущей, структурообразующей наукой в таком междисциплинарном сообществе идей и теорий будет в соответствии с законами междисциплинарного отбора та, которая отражает высшие уровни развития объекта исследования, его наиболее сущностные характеристики. Значит, в политической коммуникативистике таковой будет политология или политическая наука. Именно по этому пути пошел авторский коллектив книги "Журналистика в мире политике" под ред. С.Г.Корконосенко (СПб., 2004) обосновывая появление новой дисциплины "Политология журналистики".

Но есть и другой подход к конструированию коммуникативной метатеории и соответственно - коммуникативистики или коммуникациологии политики. Он заключается в синтезе всех имеющихся дисциплинарных подходов в рамках единой общей теории коммуникации, имеющей статус особой области знания. Такой подход представлен в работах американца Р.Крейга. Крейг исходит из того, что все коммуникативные подходы, сложившиеся в разных науках, релевантны реальным явлениям жизненного мира: каждый из них представляет ту или иную сторону многомерного феномена коммуникации. В этом плане теория коммуникации должна являться согласованной областью метадискурсивной практики (это область дискурса о дискурсе, имеющая значение для коммуникативной практики).

Каждая из многочисленных традиций имеет собственные способы концептуализации и обсуждения коммуникативных проблем и практик, каждая апеллирует к одним положениям и оспаривает другие. Только в ходе диалога между ними, когда они одновременно дополняют и опровергают друг друга, может родиться теоретический метадискурс, который более или менее совпадает с практическим метадискурсом, используемым в обществе.

В связи с этим ученый понимает возможную теорию коммуникации как области знания не как единую теорию, сконструированную по образцу классического идеала научности, однако как диалогически-диалектическую дисциплинарную матрицу - систему допущений, понимаемых всеми сходным образом, но при этом постоянно оспариваемых. При этом коммуникация рассматривается не в рамках отдельных дисциплинарных направлений (психология, социология и т.д.). Коммуникация в коммуникативном аспекте - это конститутивный социальный процесс, который сам объясняет все эти факторы. Коммуникация сама выступает основным способом объяснения.

Приступая к конструированию своей дисциплинарной матрицы, Крейг выделяет внутри нее семь основных направлений, но при этом он использует принципиально иной способ классификации: не по дисциплинарному происхождению (например, психологический, социологический и др. подходы), не по уровню организации коммуникации (например, теории межличностной, организационной, массовой коммуникации и т.д.), не по способу объяснения (например, когнитивный, системный подходы), но в соответствии с коммуникативными практиками. Это следующие традиции: риторическая традиция, рассматривающая коммуникацию как практическое искусство разговора; семиотическая традиция, рассматривающая коммуникацию как межсубъектное взаимодействие, опосредованное знаками; феноменологическая традиция, рассматривающая коммуникацию как проживание другого опыта; кибернетическая традиция, рассматривающая коммуникацию как процесс обработки информации; социопсихологическая традиция, рассматривающая коммуникацию как экспрессию, взаимодействие и влияние; социокультурная традиция, рассматривающая коммуникацию как воспроизводство социального порядка; критическая традиция, рассматривающая коммуникацию как дискурсивную рефлексию.

Каждая традиция сопоставляется с типичным для нее определением коммуникации и коммуникативных проблем, а также с метадискурсивной терминологией, с общепринятыми представлениями и способами их опровержения. Далее находятся единые координаты для взаимного обсуждения и критики одних традиций другими, когда оцениваются ими иные коммуникативные практики. Если использовать метафору, чтобы лучше понять суть подхода Крейга, надо представить теорию коммуникации как "интерактивный гипертекст, позволяющий рассматривать предмет в мириадах направлений с помощью гиперссылок внутри и на пересечении различных уровней с переходом к смешанным традициям и альтернативным систематизациям, родственным дисциплинам и мультимедийным записям коммуникативных практик, связывающих теорию с практическим метадискурсом".

Но тогда объектом этой дисциплины будет коммуникативистика, в предметом политика и называться она будет коммуникативистикой политики или коммуникоциологией политики.

Что же все-таки, на взгляд докладчиков может являться предметом именно политической коммуникативистики? Ответ может быть такой: политические коммуникации или деятельность по созданию и обмену политическими текстами как вербального, так и невербального свойства на различных уровнях общения. Но что имеется в виду, какие именно политические коммуникации? Исходя их практического политического метадискурса - это будут управленческие политические коммуникации, избирательные политические коммуникации, политические PR-коммуникации, политические маркетинговые коммуникации, конфликтные и переговорные политические коммуникации, журналистские политические коммуникации и т.д. Объединять же их будет и объяснять политология тесно связанная с перечисленными выше традициями рассмотрения коммуникации: риторической, семиотической, феноменологической, критической, кибернетической, социопсихологической, социокультурной, критической.

Вот такой получается сложный и нелинейный предмет политической коммуникативистики. Впрочем, остается еще немало других вопросов, которые требуют выяснения, неспешного и глубокого изучения. В этой связи было предложено конституировать Инициативную группу по созданию Исследовательского комитета РАПН по политической коммуникативистике РАПН.

Л.Н.Тимофеева

Источник: http://www.rapn.ru

 
Copyright © 2002-2015, Российская коммуникативная ассоциация. All rights reserved.
При использовании информации гиперссылка на www.russcomm.ru обязательна. Webeditor
::Yamato web-design group::