| на главную | карта сайта | контакты |

РКА на FACEBOOK WEB-СООБЩЕСТВО РКА RJoC - ЖУРНАЛ РКА

НОВОСТИ
О РКА
КАЛЕНДАРЬ
ПРОЕКТЫ
БИБЛИОТЕКА
ИМЕНА
ПАРТНЕРЫ


ПОИСК На сайте
В Яndex


АРХИВ
НОВОСТЕЙ

2016 г.

  01-12

2015 г.

  01     02   05 - 06

2014 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09-12

2013 г.

  01     02     03    04   05     06     07    08   09     10     11    12

2012 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

2011 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

2010 г.

  01

2009 г.

  01     02     03     04   05     06     07  -  08   09 -  10     11     12

2008 г.

  01  -  02     03 - 04   05     06     07    08   09     10     11 - 12

2007 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

2006 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

2005 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

 2004 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

 2003 г.

  03     04     05     06   07     08     09     10   11     12



Яндекс цитирования
 

ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОММУНИКАЦИЯ В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ: ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ

Вершинин М.С.
(Санкт-Петербург, Россия)

Материал опубликован: "Актуальные проблемы теории коммуникации". Сборник научных трудов. - СПб. - Изд-во СПбГПУ, 2004. - C. 98-107.

    Abstract
    This article describes such perspective branches of political communication in information society as Internet and Democracy, Electronic democracy as a form of the computer mediated political communication, electronic government.

В последние десятилетия мировое сообщество затронуто глобальным процессом перехода от индустриальной к информационной организации всей системы общественных отношений. Сложность и необычность новой эпохи требуют глубокого осмысления происходящих изменений.

Информационные технологии проникают во все сферы общественной жизни, но наиболее заметно их влияние в политике. В последние годы общественно-политический лексикон обогатился понятиями "электронное правительство", "киберполитика", "кибердемократия", "компьютеро-опосредованная политическая коммуникация", "цифровая (дигитальная) демократия", "коммуникационная демократия", "электронное гражданство" и др.

В России предметное поле исследований политической коммуникации в информационном обществе только складывается, и чрезвычайно важно выработать теоретико-методологические основания таких исследований с учетом российской специфики [1].

Активно внедряясь в сферу политики, новые информационно-коммуникационные технологии не только качественно видоизменили старые представления, установки, стереотипы, но и сломали многие формы поведения, модели взаимоотношений между политическими институтами и индивидами. По мнению А.А.Чеснакова, "начинается формирование нового обширного канала политической коммуникации, динамика развития которого может перевернуть представления как о системе обеспечения политической деятельности, такио традиционных инструментах политического участия" [2, с.65-66].

Среди перспективных направлений исследований политической коммуникации в информационном обществе выделим следующие:

1. Интернет и демократия

Анализ роли Интернета в качестве гаранта демократии является одним из самых перспективных направлений в политической теории. Как утверждает Р.Даль, демократия уже прошла на практике через несколько революций, причем ее сторонники часто даже не вполне осознавали происходящее [3]. Л. Гроссман полагает, что с развитием новых коммуникативных технологий наступает новая, третья великая эпоха демократии [4, с. 527].

Информационные технологии изменяют не только форму осуществления демократических процедур, но с их внедрением меняется и сама суть развития социальных процессов.

В результате быстрого развертывания современных информационных технологий усилились дебаты относительно теории демократии. Острые дискуссии среди ученых и политиков вызывает вопрос о характере влияния Интернета на демократические институты и процессы (каково фактическое направление изменений, их сущность, интенсивность и глубина? Что происходит с прежними политическими институтами, когда и как рождаются новые институциональные структуры? Как изменить общественное устройство, чтобы максимально использовать преимущества новых возможностей в информационных взаимодействиях, но при этом сохранить устойчивость общественных институтов? Каковы механизмы трансформации взаимоотношений гражданского общества и государства, демократии и публичной сферы, прямой и представительной демократии в информационном обществе? В чем заключается влияние Интернета как средства массовой политической коммуникации на электоральное поведение граждан? Какой тип демократии формируется в информационном обществе? Какова природа электронной, компьютеро-опосредованной демократии (computer-mediated democracy) как новой формы политической коммуникации в информационном обществе? В чем состоит специфика "электронного правительства" как системы интерактивного взаимодействия государства и граждан при помощи Интернета, новой модели государственного управления, преобразующей отношения граждан и властных структур?)

В исследовании темы "Интернет и демократия" можно выделить три основных подхода.

Один из них выражает так называемую "популистскую точку зрения"[5, 6], согласно которой Интернет восстанавливает возможность индивидуального воздействия на правительство и его политику. Э. Коррадо и Ч. Фейрстоун отмечают, что Интернет может обеспечить общение граждан с правительством "без посредников", а также уменьшить зависимость простых граждан от выборных должностных лиц, политических партий и группировок, отстаивающих свои экономические интересы"[7]. Интернет, посредством предоставления бoльших возможностей по обмену информацией, с одной стороны, усилит влияние простых граждан на политику, а с другой стороны, ослабит влияние тех, кому в настоящее время принадлежат средства массовой информации. То есть, чем больше возможности для граждан напрямую общаться с правительством, тем, вероятно, более вовлеченными в политику они будут, и чем больше их вовлеченность, тем сильнее будет их притягательность как личностей.

Суть популистской теории заключена в идее, согласно которой средства коммуникации являются фактором, отчасти определяющим степень политической активности избирателей. В настоящее время, сравнительно ограниченные для эффективного обмена политической информацией, средства массовой информации находятся в ведении политтехнологов, групп лиц, отстаивающих свои экономические интересы, а также прочих политических элит. Интернет, с популистской точки зрения, децентрализует доступ простых граждан к обмену информацией. Личное участие граждан в политике будет возрастать с ростом их влияния на общественную жизнь. Указанный процесс, получив достаточное развитие, приведет к трансформации общества.

Согласно так называемой коммунитаристской точки зрения, Интернет будет способствовать перестройке определяющих общественную жизнь связей между различными социальными слоями населения. Основная функция Интернета будет заключаться в формировании и развитии "сообщества". По мнению Х. Рейнгольда, "сообщество" создается тогда, когда люди взаимодействуют друг с другом в сети Интернет достаточно длительный период времени для того, чтобы развить прочные связи, а Интернет освобождает указанный процесс создания сообщества от ограничений, накладываемых физической удаленностью в пространстве"[8]. Подобное освобождение сообщества от ограничений, накладываемых географическим местонахождением, расширяет то, что в настоящее время называется локальным сообществом, до масштабов государства или всего мира в целом.

На этом ожидании строится более широкий спектр возможностей: увеличение взаимопонимания, большее уважение к точке зрения других людей, устранение дискриминации по расовому или половому признаку, создание общих ценностей. Если популистская теория касается изменений во взаимодействии граждан с правительством, то ожидания сторонников коммунитаристской теории основываются на усилении взаимодействия граждан между собой.

Концепция "ускоренного развития плюрализма" [9] строится на двух допущениях. Первое заключается в том, что увеличившиеся благодаря сети Интернет возможности получения и обмена информацией не изменят самой сущности плюрализма. На индивидуальном уровне Интернет никак не сможет изменить тот факт, что большинство людей чрезвычайно разборчивы в выборе политических проблем и средств получения информации. Они проявляют относительно сильный интерес лишь к небольшому числу политических проблем, оставаясь равнодушными ко всем остальным.

Второе допущение касается вопроса привлечения населения. Информационный поток и обмен информацией облегчают привлечение обывателей к участию в политическом процессе, а также организацию и осуществление политиками, активистами и другими заинтересованными лицами самого этого процесса. Кроме того, возможность широкого доступа к информации ускорит развитие различных политических процессов. Более низкие издержки на организацию коллективных действий посредством Интернета будут наиболее выгодны для определенной группы населения, а именно той, которая либо находится вне рамок традиционных государственных и частных организаций, не вовлечена в бизнес, либо не входит в какие-либо профессиональные организации.

С точки зрения концепции "ускоренного развития плюрализма", Интернет способствует существующему дроблению современной политической системы в соответствии с экономическими интересами политических групп и переходу к гибкой системе, основанной на различных стратегиях влияния политических групп, менее зависимых от общественных институтов и организаций.

Интернет будет оказывать серьезное влияние на политическую жизнь общества, несмотря на то, что имеется множество причин теоретического и практического свойства, которые заставляют усомниться в существовании непосредственной связи между изменениями в сфере коммуникационных технологий и политической активностью населения. Есть серьезные основания полагать, что Интернет будет содействовать децентрализации контроля над частными средствами массовой информации, препятствуя тенденции укрупнения средств массовой информации.

Исследователи видят перспективы в потенциале Интернета, и не только в том, чтобы сделать политическую связь и поток информации более эффективными и прозрачными, но также, чтобы использовать любой удобный случай для участия граждан в политических процессах. Наиболее значительными являются:

  • Более эффективное управление посредством эффективных организационных действий
  • Более эффективная связь между политикой и гражданами
  • Активация и мотивация, направленные на вовлечение граждан в политику за пределами Интернета посредством самого Интернета
  • Более практичные политические решения вследствие объединения знаний граждан, основанных на опыте.

Указанные примеры описывают, однако едва ли исчерпывают, предлагаемые со стороны Интернета реальные возможности для политических изменений. Одни из этих изменений явятся прямым следствием появления новых технологий, другие проявят себя в качестве создания новых политических институтов, которые под влиянием использующих Интернет граждан, групп, а также самих чиновников произведут, в свою очередь, изменения в политической жизни общества.

2. Электронная демократия как компьютеро-опосредованная форма политической коммуникации

Что подразумевается под термином "электронная демократия"? Термин стал часто употребляться теми, кто использует компьютерные технологии в политическом процессе. Однако прилагательное "электронный" является не совсем точным. Оно может также относиться к использованию электронного микрофона или телевидения. В некоторых случаях более точным был бы термин "цифровая демократия"("digital democracy"). Возможны, также, другие термины: "кибердемократия", "виртуальная демократия", или "демократия века информационных технологий". Однако в настоящее время чаще применяется термин "электронный", который подразумевает "применение интерактивных технологий". Поэтому в статье я тоже буду использовать термин "электронная демократия" как основной.

Концепции электронной демократии относятся к теориям, которые рассматривают компьютеры и/или компьютерные сети в качестве важнейшего инструмента в работе демократической политической системы. "Электронная демократия" - это любая демократическая политическая система, в которой компьютеры и компьютерные сети используются для выполнения важнейших функций демократического процесса, таких как распространение информации и коммуникация, объединение интересов граждан и принятие решений (путем совещания и голосования). Эти концепции отличаются по возможности использования прямой или репрезентативной формы демократического правления и по степени активности граждан в государстве. Общим у этих концепций является уверенность в том, что различные свойства новых средств информации, такие как интерактивность, более быстрые способы передачи информации, возможности связи большого количества пользователей друг с другом, изобилие информации и новые пользовательские возможности по управлению процессами могут положительно влиять на демократическую политическую систему.

Во многих западных исследованиях основной целью электронной демократии декларируется повышение уровня политического участия [10].

Следует заметить, что массовое политическое участие - лишь одна из множества ключевых функций политики средствами Интернета. Равными по значимости функциями Интернета, способными усилить институты представительной демократии, являются: обеспечение условий для конкуренции партий и соревнования кандидатов, активизация и привлечение гражданского общества, обеспечение прозрачности и повышение ответственности в процессе принятия решений, а также их эффективное доведение от властных структур до граждан. Для переходных (транзитных) обществ (Россия в их числе) эти функции даже более важны, чем уровень массового участия.

Выборные демократии могут способствовать высоким уровням явки избирателей, но другие политические права и гражданские свободы сведутся к показухе, если:

  • гражданское общество останется слабым и разрозненным,
  • представительные институты будут недостаточно объединены и согласованы,
  • соревнование между партиями, осуществляемое избирателями посредством реального выбора кандидатов сведено к минимуму, власть поражена коррупцией,
  • попирается закон,
  • подавляются оппозиционные движения.

На наш взгляд, предмет изучения (а именно: характер влияния Интернета на демократические институты и процессы) в переходных обществах отличается от общепринятого в предшествующей литературе в США и Западной Европе, где часто полагают, что Интернет только усилит демократию, если увеличатся возможности политического участия, такие, как: влияние граждан на принятие решений, участие в процессе обсуждения политического курса или электронное голосование (многие теоретики электронной демократии приходят к заключению, что если Интернет слабо способствует выполнению этих функций, то цифровые технологии будут иметь минимальное влияние на демократию или демократизацию). По нашему мнению, это слишком ограниченный взгляд. Более приемлем подход (особенно если речь идет о переходных обществах), согласно которому информационные технологии могут усилить институты представительной власти и гражданского общества.

Идеи формирования эффективного гражданского общества с опережающим развитием горизонтальных связей между избирателями приобретают необходимую материальную базу с развитием электронных, компьютеро-опосредованных коммуникаций.

Ключевой вопрос при оценке роли информационных технологий для демократии состоит в том, насколько правительства и гражданское общество научатся использовать возможности, предоставляемые новыми каналами информации и коммуникации, чтобы продвигать и усиливать базовые представительные институты, объединяющие граждан и государство. При таком рассмотрении возможности для общественного участия, создаваемые посредством новой технологии, безусловно важны, но Интернет способен и генерировать информацию, усиливая прозрачность, открытость деятельности и ответственность властных органов национального и межнационального уровней, а также укреплять каналы интерактивного общения между гражданами и посредническими институтами. Это особые функции, Интернет реализует некоторые из них лучше, чем любые другие средства. В частности, Интернет мог бы:

  • предоставить более подходящие средства для взаимодействия в политических кампаниях партиям меньшинства, чем традиционные массовые средства информации (газеты, радио, телевидение);
  • обеспечивать более широкий единовременный доступ к информации для журналистов к официальным документам и текущим законодательным инициативам и предложениям;
  • способствовать усилению внутренней организации партий и взаимодействия членов партий и др.

Нельзя оставлять без научного анализа проблемы, связанные с опасностями и рисками электронной демократии, в частности:

  • опасность манипулирования данными голосований и выборов из-за отсутствия достаточной защиты данных,
  • опасность разделения общества на тех, кто владеет информацией, и тех, кто не владеет (цифровое разделение), и, как следствие, ущемление принципа демократии выбора,
  • опасность пропаганды преступных и экстремистских группировок и их влияние, особенно на молодое поколение.

Наибольшие перспективы в России имеет процесс использования Интернет-технологий для дальнейшего расширения возможностей существующий системы представительной демократии и развития процессов "электронной демократизации". Ее основной смысл заключается в использовании Интернета для следующих целей: 1) расширения доступа избирателей и СМИ к законотворческой деятельности; 2) снижения издержек по формированию ассоциаций и объединений избирателей; 3) повышения эффективности обратных связей между избирателями и их представителями в законодательных органах власти.

3. Электронное правительство

Дискуссия об электронной демократии в последние годы смещается в сторону обсуждения проектов электронного правительства.

В российском случае электронное правительство означает в первую очередь повышение эффективности механизмов контроля государства над гражданами в сферах сбора налогов, борьбы с преступностью и т.д. [11, с.37]. В федеральной целевой программе "Электронная Россия на 2002-2010 гг." под электронной Россией понимаются федеральные и региональные органы власти, министерства и ведомства, комиссии и комитеты. Западный подход подразумевает, помимо облегчения коммуникации, усиление контроля граждан над правительством, что связано, в первую очередь, с введением публичных оценочных показателей деятельности последнего. Ни одной подобной программы в России нет и не разрабатывается. Даже в проекте "Глобальный портал развития", являющийся частью проекта Всемирного банка, реализация электронного правительства проходит через последовательные этапы одностороннего информирования граждан, предоставления сервисов, и лишь затем создание систем взаимодействия граждан и власти.

Нам представляется, что реальной проблемой российского государства на ближайшие годы становится не создание электронной власти, но формирование информационного дизайна, который бы позволил в будущем успешно бороться с разделением общества и информационными разрывами между центром и регионами. Можно сказать, что институциональный дизайн включает в себя формирование единого информационного поля государства.

Проекты создания "электронного правительства" породили дискуссию: обязательно ли информационное общество является в то же время открытым и гражданским? По-видимому, это необязательно. Вполне возможно, что такое информационное общество, насыщенное информатизацией, не будет открытым и даже гражданским.

Обязательно ли информатизация спасает нас от авторитаризма?

Безусловно, государство заинтересовано насытить информационными технологиями свои службы, чтобы те могли более оперативно и качественно принимать решения. В первую очередь службы с повышенной долей ответственности, а также связанные с осуществлением учета различного вида: материальных ресурсов, физических и юридических лиц, их доходов. Так автоматизация делает общество прозрачнее для государства. А встречного движения пока не видно. И этот процесс таит в себе немалую опасность, особенно в нашей стране, где уровень доступа населения к современным технологиям крайне низок.

Представляется, что для России крайне актуальна проблема "нового деспотизма", т.е. изощренно-рафинированных форм манипулирования обществом с помощью современных технологий коммуникаций, массовой культуры, политического процесса. "Новый деспотизм" не прибегает к открытому насилию, подавлению прав личности, упразднению демократических институтов. Конструкция либеральной демократии сохраняется, но ее содержание (функции гражданского волеизъявления) выхолащивается. "Новая технология, - пишет Б.Барбер, - может стать опасным проводником тирании... Более опасной тирании, чем невидимая и мягкая, не существует. Такая тирания, в которой подданные становятся соучастниками своего собственного жертвоприношения и в которой порабощение является результатом не намерений, а обстоятельств. Технология не должна неизбежно разрушить демократию, но ее потенциал для "милостивого" господства не может игнорироваться" [12, p. 581-582].

Как удачно выразился исследовавший это явление Б. Капустин, "новый деспотизм" "выводит жизнь людей за рамки политического бытия"[13, c.229].

Если информатизация бурно развивается "наверху", не проникая в общество, она лишает граждан возможности следить за деятельностью госструктур, проверять их, а значит, не только не делает государство прозрачнее, но и может усилить монополию государства на информацию. Электронизация "сверху" даст в руки правящей элиты дополнительные возможности манипуляции обществом и отдельным человеком.

Технология может изменить методы регулирования, но не меняет их сути. Информационная открытость не станет прямым следствием оцифровки отношений граждан и государственных институтов и вряд ли приведет к либерализации общественных отношений. Кстати, это показывает и опыт Сингапура - страны отнюдь не демократической, однако лидирующей по эффективности использования систем e-government. Примеров разительного контраста между уровнями социального и технологического развития государств во всём мире - сколько угодно. Даже рядом не стоявшие с демократией султанат Бруней, Сингапур, Малайзия, королевство Саудовская Аравия, княжество Дубай и Объединённые Арабские Эмираты уже сегодня располагают таким уровнем развития IT, которого по планам проекта "Электронная Россия" у нас не будет даже в 2010-м году. Гражданское же общество в большинстве этих стран находится где-то на стадии раннего феодализма.

Электронная революция не способна сделать полицейское государство более открытым. Никакой - самый замечательный IT-проект - не сможет стать протезом демократии. Напротив, благодаря технологии общество становится все более прозрачным для власти, а значит, более контролируемым. Плохо функционирующее государство отнюдь не станет лучше благодаря электронному правительству. Отсталое общество не перескочит из посттоталитарного в демократическое из-за того, что население получит доступ к тем или иным информационным ресурсам. Это опасные иллюзии, но они, к сожалению, достаточно широко распространены в России.

Литература:

  1. См.: Вершинин М.С. Политическая коммуникация в информационном обществе. СПб., 2001
  2. Чеснаков А.А. Ресурсы INTERNET и российские политические технологии: состояние и перспективы развития // Вестник МГУ. Сер.18. Социология и политология. 1999. №4
  3. См.: Dahl R. A. Democracy and Its Critics. New Haven: Yale University Press, 1989
  4. См.: Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии. М., 2000
  5. Grossman L.K. The Electronic Republic: Reshaping Democracy in the Information Age. New York: Viking, 1995
  6. Browning G. Electronic Democracy: Using the Internet to Influence Politics. Wilton, CT: Online Inc., 1996
  7. Corrado A., Firestone Ch., eds. Elections in Cyberspace: Toward a New Era in American Politics. Washington, DC: Aspen Institute, 1996
  8. Rheingold H. "A Slice of Life in my Virtual Community," in Global Networks, ed. L. M. Harasim. Cambridge, MA: MIT Press, 1993
  9. Bimber B. The Internet and Political Transformation: Populism, Community, and Accelerated Pluralism // Polity. Vol. XXXI. № 1
  10. Подробнее см.: Вершинин М.С. Электронная демократия как компьютеро-опосредованная форма политической коммуникации // Материалы международной научно-практической конференции "Коммуникация: теория и практика в различных социальных контекстах" - "Коммуникация-2002" ("Communication Across Differences"). Ч.1. Пятигорск, 2002
  11. См.: Песков Д.Н. Интернет в российской политике: утопия и реальность // Полис. 2002. № 1
  12. Barber B. Three Scenarios for the Future of Technology and Strong Democracy // Political Science Quarterly, Winter 1998-1999. Vol. 113. № 4
  13. Капустин Б.Г. Современность как предмет политической теории. М., 1998

скачать статью в формате word Статья в Word

    Сведения об авторе:

    Вершинин Михаил Сергеевич
    Санкт-Петербургский государственный технический университет,
    кафедра политологии, профессор
    кандидат философских наук
    e-mail: vershinin@ctinet.ru



Вернуться в БИБЛИОТЕКУ
Вернуться на главную страницу

 
Copyright © 2002-2015, Российская коммуникативная ассоциация. All rights reserved.
При использовании информации гиперссылка на www.russcomm.ru обязательна. Webeditor
::Yamato web-design group::