| на главную | карта сайта | контакты |

РКА на FACEBOOK WEB-СООБЩЕСТВО РКА RJoC - ЖУРНАЛ РКА

НОВОСТИ
О РКА
КАЛЕНДАРЬ
ПРОЕКТЫ
БИБЛИОТЕКА
ИМЕНА
ПАРТНЕРЫ


ПОИСК На сайте
В Яndex


АРХИВ
НОВОСТЕЙ

2016 г.

  01-12

2015 г.

  01     02   05 - 06

2014 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09-12

2013 г.

  01     02     03    04   05     06     07    08   09     10     11    12

2012 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

2011 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

2010 г.

  01

2009 г.

  01     02     03     04   05     06     07  -  08   09 -  10     11     12

2008 г.

  01  -  02     03 - 04   05     06     07    08   09     10     11 - 12

2007 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

2006 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

2005 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

 2004 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

 2003 г.

  03     04     05     06   07     08     09     10   11     12



Яндекс цитирования
 

ВЛИЯНИЕ ИНТЕРНЕТ НА ИНФОРМАЦИОННУЮ ИНФРАСТРУКТУРУ ПРОВИНЦИИ: К ПОСТАНОВКЕ ВОПРОСА

Раскладкина М.К.
(Ставрополь, Россия)

Материал опубликован: Сборник научных трудов "Актуальные проблемы теории коммуникации". СПб. - Изд-во СПбГПУ, 2004. - C. 192-205.

Интернет-журналистика, сетевая журналистика, журналистика электронных сетей - название явления, пришедшего к нам в эпоху новых медиа. Самого определения "новых медиа" (новых средств информации и коммуникации), единого и всеми приемлемого, пока не существует. Е. Вартанова [6] подчеркивает, что наиболее отвечают сути понятия цифровые (digital) и интерактивные мультимедиа (гипермедиа), сочетающие одновременно текст, звук и образ (как статичный, так и движущийся); позволяющие, хотя и в разной степени, осуществлять интерактивную коммуникацию; "привязанные" к экрану - компьютерному или телевизионному.

На вопрос о том, когда в русскоязычном Интернете появилось первое СМИ, так же трудно дать однозначный ответ, как Министерству печати и информации - определить на законодательном уровне, что же это такое. Прообразами будущих сетевых газет можно считать домашние странички и колонки, создаваемые энтузиастами развития новой коммуникационной среды. История интернет-журналистики начинается с сетевых обозрений различных авторов, занимавшихся исследованием сети и, как правило, ежедневной публикацией обзоров показавшихся им интересными сайтов. Жанр обозрений Интернета особенно интересен, так как дает представление об одной из новых социальных функций журналистов в недалеком будущем. [13]. С этих колонок, писавшихся вначале "про себя", частью "про других" и позже - "для других" возникла сетевая журналистика и начиналась деятельность "колумнистов"-журналистов. Постепенно в Сети возникали различные сайты - в основном компьютерной или околокомпьютерной тематики, переводы западных публикаций, сетевая литература, электронные версии печатных газет. Среди первых "колумнистов" были Антон Носик (с 1996 года начал выпускать ежедневное обозрение "Вечерний Интернет" - более 500 выпусков, посвященных Интернету), Иван Паравозов, Леонид Делицын, Александр Малюков, Вячеслав Курицын и другие.

Первым профессиональным общественно-политическим проектом с четкой структурой, концепцией, постоянным штатом журналистов считается Gazeta.ru, возникшая в 1999 году при слиянии интересов Фонда эффективной политики (ФЭП) и нефтяной компании "Юкос". Через год ФЭП, последовательно придерживаясь линии проектов, обслуживающих политические интересы, создает ресурсы Lenta.ru и Vesti.ru. Осенью 2000 года стартует "Strana.ru" как рупор официальной пропаганды в Интернете. Сайт опирался на собственную новостную службу и информационные ресурсы государственных медиаструктур (ВГТРК, ИТАР-ТАСС, ОРТ) и был призван одновременно служить федеральным информагентством - со своими каналами получения эксклюзивной информации из властных структур и интернет-представительством семи федеральных округов с собственной редакцией и корсетью.

К августу 1998 года число пользователей Сети в России достигло миллиона. Стало очевидно, что функционирование нового глобального средства массовой коммуникации, правовые основы развития, место в системе СМК, влияние на развития мирового информационного пространства представляют интерес для исследователей и практиков.

Одной из важных проблем - и с научной, и с юридической точки зрения является отношение ресурсов Интернет к средствам массовой информации. Часть исследователей употребляют понятия "четвертое СМИ" [25], новый вид СМИ [2].

Сторонники данного подхода основываются на том, что под средством массовой информации понимается периодическое печатное издание, радио-, теле-, видеопрограмма, иная форма распространения массовой информации. [ФЗ N2124-I. Гл. 1. Ст. 2]. При этом периодичность обновления информации не должна составлять менее одного года, а число лиц, имеющих доступ к ресурсу, - не менее тысячи. Это формальные критерии, заимствованные из традиционной прессы, на сегодняшний день единственные, которые могут быть применены при оценке СМИ в Интернете, считает Е. Горный (для традиционной прессы этими критериями являются структура и оформление, показатели объема и тиража, государственная регистрация и пр.) [8].

Но существуют и другие точки зрения. Интернет не ограничивается сайтами, содержащими "новостную" информацию, в нем находится масса личных страниц, интернет-магазинов, обновляющих лишь прайс-листы. К тому же, если рассматривать Интернет как средство массовой информации, придется регистрировать любого владельца сайта в соответствующем государственном органе. [16]

И. Засурский в своем масштабном исследовании "Масс-медиа второй республики" определяет Интернет как набор коммуникационных каналов, коммуникационную среду [13] А. Соколов конкретизирует это определение, исходя из сущностных функций, присущих сети [26]: "Интернет - глобальная социально-коммуникационная компьютерная сеть, предназначенная для удовлетворения личностных и групповых коммуникационных потребностей за счет использования телекоммуникационных технологий".

Нам представляется правильным отнести ресурсы Интернет к средствам массовой коммуникации в соответствии с предложенной классификацией СМК опосредованного (непрямого) действия [21], подразделяя типы СМК в зависимости от каналов коммуникации.

Термин "ресурс" исторически закрепился за комплексами страниц - сайтами, порталами. Число ресурсов, представляющих медийный сегмент Интернета (так называемая сетевая пресса, сетевые СМИ, Интернет-СМИ, онлайновые СМИ) и его русскоязычной части - Рунета, что является интересом нашего исследования, постоянно растет.

Существует множество попыток классифицировать Интернет-СМИ по различным основаниям - по профилю, региональной принадлежности, уникальности контента [1], Ю. Костыгова [17].

А. Носик [18] выделяет две больших группы: СМИ общего профиля, включая в них сетевые СМИ (электронные газеты, инфорпорталы, электронные журналы, интерактивные СМИ) и электронные версии традиционных СМИ (газет, телеканалов, радио, информационных агентств), и специализированные СМИ (агентства экономической информации, тематические ресурсы (спорт, культура, Интернет и пр.). Ранее этим же автором [Российский Интернет: накануне больших перемен, 2000] предлагалось два подхода к классификации медиа-ресурсов в зависимости от уникальности контента: 1) интернет-версии традиционных СМИ и первично-сетевые издания; 2) "производители" (добывающие новости сами) и "организаторы" ("упаковывающие" чужие сообщения в удобный для навигации и просмотра формат) новостных потоков.

Разработчики портала "Smi.ru - средства массовой информации в Интернет" медиа-ресурсы классифицируют по четырем типам: "бумажные" (т.е. сетевые версии традиционных СМИ), сетевые СМИ (не имеющие традиционных аналогов), сетевые агентства (занимающиеся поиском информации и распространением по различным каналам, включая Интернет), электронные СМИ (сайты радио- и телеканалов).

Долгое время исследователи не рассматривали Интернет всерьез, считая его узкоспециализированным средством общения. Е. Вартанова [7] объясняет сомнения Д. Десембера, М. Де Флера, С. Болл-Рокича в возможности "включения" сети в традиционные системы СМИ своеобразием предлагавшейся Интернетом коммуникации: отсутствие массовой аудитории как конечного потребителя продукции, распространяемой по каналам масс-медиа, воспринималось теоретиками как главная преграда.

Выводы современных ученых о роли Интернета в изменении информационного пространства современной России зачастую противоречат друг другу. В частности, Д. Песков утверждает, что именно активность крупных медиа- и политических структур стала определяющим фактором развития Интернета, освоения его в качестве средства политической коммуникации [19]. Медиа-политическая ситуация в середине 90-х годов этому благоприятствовала. Специфические возможности Интернета были использованы различными субъектами российской политической жизни в информационных войнах, во время парламентских и президентских выборов (создание первого в истории Рунета персонального сервера политика - официальный сайт Бориса Немцова - www.nemtsov.ru; сайт компромата "Коготь", публикация на сайте www.elections99.com результатов голосования в день выборов в Госдуму и пр.).

И. Засурский считает, что Интернет альтернативен существующей медиа-политической системе, его в обозримом будущем можно будет рассматривать как своеобразный придаток медиа-политической системы. Охват сети не сравним с аудиторией массовых средств информации, поэтому то содержание Интернета, которое будет пересказано в масс-медиа, будет иметь какое-то значение [13].

Оптимистичен взгляд специалистов в области государственного управления на перспективы развития Всемирной сети и информационного взаимодействия граждан и государства посредством Интернета [3]. Оценивая Интернет как самую демократичную и быстрорастущую систему доступа к электорату, исследователи убеждены, что он вполне реально станет в ближайшее время основным средством обеспечения открытости власти для широкой публики, что, безусловно, следует учитывать в реальной практической деятельности.

Двойственная природа Интернета - как источника получения информации и как возможности распространения информации - обуславливает его стремительный рост. Значение всемирной сети для журналиста как агента формирования информационной структуры общества трудно переоценить. В первую очередь это источник разнообразных данных, которые можно использовать в профессиональных целях. По сути это метаисточник, универсальная информационная среда, включающая в себя все возможные типы источников. Во-вторых, Интернет представляет собой слияние частных информационных сред (таких, как радио, телевидение, кино, устное и письменное общение) в единое информационное пространство. Таким образом, это одновременно и океан информации, и сеть, чтобы вылавливать из этого океана нужное.

В третьих, Интернет - это эффективный коммуникационный канал опосредованного действия, превосходящий по своим возможностям традиционные каналы письменной и устной коммуникации. В этой среде действуют различные формы сетевого общения (телеконференции, форумы, гостевые книги), сетевые сообщества, формирующиеся по определенному принципу (региональному, клубному, профессиональному и т.п.).

В настоящее время Интернет является предметом пристального внимания и изучения со стороны исследователей в различных отраслях науки - психологов, социологов, политологов, философов и многих других. Особый интерес представляют возможности сети в структурировании информационного пространства региона. Информационные процессы, происходящие на местном уровне, представленном районными и городскими СМИ, изучены слабо.

Что симптоматично, первыми о необходимости серьезного исследования в этой области заговорили именно региональные ученые [11; 5 и др.]

Они отмечают причины роста этого интереса: географическую удаленность от культурных и научных центров, информационный голод, потребность в создании единого информационного, образовательного, культурного пространства; интеграцию традиционных СМИ с новыми технологиями. Предлагается выработать республиканскую (национальную) доктрину формирования информационных ресурсов в сети Интернет, целью которой должно явиться создание в республиканском секторе Интернет единой информационной среды как части общей информационной среды РФ, ориентированной на поддержку стратегических направлений развития республики, ее социальных культурных и духовных приоритетов, повышения уровня образованности и воспитанности жителей региона, формирования у них нового научного мировоззрения, которое должно соответствовать условиям и проблемам развития общества в XXI веке.

Действительность такова, что дальнейшее существование общества без развития информационно-коммуникационной сферы невозможна. Переход к информационному обществу неизбежно подталкивает государство к развертыванию в Сети информационной инфраструктуры, позволяющей осуществлять комплекс государственных функций. Процессы формирования электронной государственности (так называемого "электронного правительства") сегодня активно реализуются в США, Великобритании, Канаде и многих других странах. Концепция "электронного правительства" ("электронного государства") предполагает круглосуточное информационное воздействие системы государственной власти и органов местного самоуправления и каждого гражданина.

Проект "электронного правительства" определен как приоритетный в федеральной целевой программе "Электронная Россия (2002-2010 годы)". Основными задачами в рамках этого направления программы является максимальное расширение объема информации, предоставляемой органами государственной власти обществу, создание эффективной системы предоставления общественных услуг гражданам, формирование механизма общественного контроля за деятельностью органов государственной власти и местного самоуправления, государственных организаций.

Определенные шаги в этих областях делаются уже сейчас. В частности, Поручением Председателя Правительства РФ был подготовлен и утвержден "Перечень обязательной регулярной информации для размещения федеральными органами исполнительной власти в российском сегменте сети Интернет" [№ МК-П44-11243 от 27 июня 2001 года].

Исследование, проведенное в 190 государствах-членах ООН, позволило выделить пять стадий развития электронного правительства [10]. Многие российские регионы безнадежно застряли на первой из них, именуемой "становление", т.е. официальное присутствие органов государственной власти в Интернете, в исключительных случаях, на переходе ко второй стадии - "расширенному присутствию", под которым понимается увеличение числа государственных сайтов, имеющих более совершенные функции и предлагающих динамично обновляемую информацию.

Можно назвать следующие причины: дороговизна доступа, неразвитость инфраструктуры, но видится субъективный фактор, подтверждаемый исследованиями в различных регионах России [20], о котором, проанализировав положение в Ставропольском крае, скажем ниже.

В силу сложившейся ситуации, когда в провинции доступ к сети Интернет затруднен или невозможен, было бы логично усомниться в возможности его сколько-нибудь существенного влияния на информационную политику. На деле Интернет выступает как коммуникационный канал опосредованного действия, что делает возможным его использование так называемыми лидерами мнения.

Исследования, проведенные нами, позволяют утверждать, что в данную категорию входят журналисты, специалисты по связям с общественностью и управленцы среднего звена - интеллектуальная элита. Именно они являются целевой аудиторией ресурсов, позиционирующих себя в Интернете как СМИ [22]. Есть основания полагать, что целевую аудиторию ресурсов, относящихся к системе государственного управления, составляет эта же категория пользователей. Их интересы представляет информация, которую можно использовать для мониторинга, написания аналитических материалов, проведения журналистских расследований, принятия управленческих решений. Эта информация находит своего потребителя в силу специфических психофизических характеристик: подкрепление имеющейся информации, критичность к получаемой информации; удовлетворенность фактом; психоморфологические и синтаксические особенности построения информационного сообщения в свете традиционных различий западной и российской журналистики; отношение к анонимности; эффект айсберга; иллюзия моделирования информационного пространства.

Затем информационная цепочка выстраивается таким образом: Интернет - крупные СМИ краевого, регионального уровня - городские, районные СМИ, в которых существует практика перепечатки проблемных материалов или изготовление новостных обзоров по материалам "СМИ-лидеров". Таким образом информация достигает конечного потребителя опосредованно, будучи адаптированной на предыдущем уровне.

Все возрастающую роль Интернета как вторичного коммуникативного канала подтверждает исследование, проведенное журналом "СРЕДА", на тему "Использование в средствах массовой информации ресурсов Интернет" [4]. Ставилось целью выявить влияние глобальной сети на работу журналистов. 43% опрошенных заявили, что основным источников получения новостей для них является Интернет. В среднем 38,2% материалов готовится с использованием глобальной сети, основная роль которой при этом - "дополнение цифрами и фактами о событиях". На вопрос о доверии к информации, полученной в Интернете, положительно ответили 96% опрошенных.

Последний тезис, по нашему мнению, требует пристального внимания и изучения. Столь высокая степень доверия к указанному каналу информации может объясняться существующим в сознании потребителя мифом о "неподконтрольности", "независимости" сетевых ресурсов, либо элементарным незнанием структуры сети, технологии и идеологии размещения материалов, неумением отличать качественные источники от каналов дезинформации.

Приведем два примера, иллюстрирующие последний тезис.

15 ноября 2002 г. в краевой общественно-политической газете "Ставропольская правда" был опубликован материал "Тайны Датского королевства", рассказывающий о финансовых вольностях и злоупотреблениях в Датском совете по беженцам - организации, занимающейся гуманитарной помощью беженцам и вынужденным переселенцам на Северном Кавказе [27]. В материале недвусмысленно дается понять, что деятельность Совета и его руководства в связи с событиями на Северном Кавказе весьма подозрительна. Автор ссылается на "аналитический материал с персонального сайта" в Интернете, называя его адрес: http://oligarh.narod.ru. При ближайшем рассмотрении сайт этот нельзя назвать персональным, так как персона автора материала неизвестна. Сайт, располагающийся на ресурсе бесплатного хостинга, состоит из трех страниц, две из которых были недоступны, через некоторое время на них появились материалы "без автора" аналогично-компрометирующего характера - на руководство компании "Медиа-Мост" и И. Садыхова, назначенного заместителем главы администрации Ставрополя. Уровень доверия к вышеназванному сайту остается без комментариев.

9 марта 2004 г. ряд информагентств сообщил о появлении в сети Интернет фальшивого "циркулярного письма", якобы подготовленного "для ориентирования территориальных органов безопасности о готовящихся террористических актах на избирательных участках", по словам представителя ЦОС ФСБ РФ. Первое сообщение, по данным службы Яндекс. Новости, поступило в 17 часов 11 минут от сайта Izv.Info (новостная служба газеты "Известия"). На следующий день аналогичные сообщения опубликовали более десятка российских сайтов, обновляющихся в режиме он-лайн (Cry.ru, Время новостей, MigNews.com, Аиф Удмуртии, УралПолит.ru, Strana.ru, Lenta.ru, РИА "Новости" и др.), а также были разосланы по электронной почте сотням региональных подписчиков оперативной информации и были перепечатаны в СМИ местного уровня (и появились на сайтах этих СМИ). На одном из сайтов удалось найти ссылку на сам документ, который представители ФСБ назвали "фальшивкой", ориентированной на "проявление "грязных" предвыборных технологий, рассчитанных на нагнетание паники и срыв выборов президента России". Ссылка привела на страницу http://www.geosities.com/flb_mirror/. Каким образом в сети, где насчитываются десятки миллионов файлов, можно было "случайно" наткнуться на "фальшивый" документ, размещенный неизвестным лицом на незарегистрированном бесплатном ресурсе, состоящем из одной страницы (к тому же расположенном не на территории России), и оперативно вызвать шквал "отрицающей" информации - остается загадкой.

По совпадению именно вечером 9 марта 2004 г. на территорию Георгиевского района Ставропольского края проникла вооруженная бандгруппа из четырех человек, которая, по предварительным данным, готовила несколько терактов на территории края. Ликвидация боевиков продолжалась почти сутки силами спецназа ВВ, ГУВД СК, ФСБ. В течение суток на российских новостных сайтах появилось более 40 сообщений об операции. Ни одно из краевых электронных средств массовой информации (радио, телевидение, Интернет) до вечера не обнародовало эту информацию, она готовилась и распространялась СМИ, находящимися в сотнях километров от района происшествия и не имеющими на Ставрополье корпунктов.

Вышеизложенное подтверждает тезис о том, что возможности Интернета как коммуникативного канала практически не изучены, не осознается масштаб его влияния на провинциальное сообщество. Нами проведено исследование двух групп ресурсов сети Интернет: 1) относящихся непосредственно к медийному сектору ставропольской части Рунета, то есть созданных на территории Ставропольского края либо соответствующих региональной тематике; 2) ресурсов, служащих источником первичной информации для "лидеров мнения": структур государственной власти, являющихся проводниками государственной информационной политики [23].

Краткие выводы: за два года общее количество ставропольских сайтов увеличилось почти втрое, количество же сайтов СМИ уменьшилось с 40 до 19. В крае на март 2004 г. действуют 7 "бумажных" СМИ (версии традиционных газет), одно сетевое (не имеющее бумажного аналога) и два сайта телерадиокомпаний. В 2004 г. закрылся краевой информационный портал "Ставрополье", проработавший три года, по сути не оправдавший ожиданий пользователей.

Еще одна тенденция последнего года - проявление интереса к регионам из центра, развитие агентств межрегиональной информации, формирующих контент с использованием информации сайтов местных СМИ (Regions.ru, Regnum.ru), собственной собкоровской сети центральных СМИ (RBC.ru, Strana.ru); использование информации, взятой из присылаемых местными изданиями обзоров (Allrussia.ru); открытие на центральных ресурсах специальных региональных сервисов, предлагающих место для лучших материалов, опубликованных в региональных изданиях (как имеющих свою сетевую версию, так и не имеющих ее) (Km.ru, Smi.ru, Pravda.ru). необходимо отметить, что их развитая структура, онлайновое обновление, большой, хорошо структурированный объем информации, а также грамотная информационная политика в сети, удерживает рейтинг этих изданий на порядки выше региональных. Вышеуказанные причины ведут к оттоку посетителей с сайтов, содержащих первичную, уникальную информацию, на ре-райтерские, искажают информационный портрет территории в Интернете.

Положение с ресурсами второй группы сходно: в режиме нерегулярного обновления функционируют портал "Официальный Ставрополь", официальный сайт губернатора Ставропольского края и пяти министерств и ведомств. 10 ресурсов органов государственной власти и управления прекратили работу либо не обновляются вообще.

Подводя итог вышеизложенному можно констатировать парадоксальное развитие Ставропольского края в области информационных технологий.

Ставрополье является единственным регионом Российской Федерации (исключая Москву и Санкт-Петербург), в котором проложена кольцевая опто-волоконная линия связи, обеспечивающая 100% охват территории края, что весьма велики шансы края на то, чтобы стать опорной площадкой для реализации ФЦП "Электронная Россия", Приоритетами в области развития информатизации Ставропольского края провозглашаются: обеспечение информационной прозрачности и открытости органов государственной власти Ставропольского края для гражданского общества; развитие средств связи, создание телекоммуникационной инфраструктуры региона; развитие инфраструктуры публичных сетей доступа; развитие кадрового потенциала региона; создание и развитие государственных информационных ресурсов; создание предпосылок внедрения современных информационных технологий в реальный сектор экономики в целях эффективного взаимодействия органов государственной власти с хозяйствующими субъектами края; создание и развитие нормативно-правовой базы Ставропольского края в области информатизации.

В Ставропольском региональном центре интернет-образования за два года его существования прошли обучение 2280 человек, из них отрудников СМИ - 120, работников органов государственного и муниципального управления - 139.

В Центре переподготовки журналистских кадров на Северном Кавказе состоялся семинар для работников СМИ по применению интернет-технологий.

В Ставропольском региональном центре подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров в области инфокоммуникационных технологий и информационной безопасности, созданном для обучения основам работы с персональным компьютером, применению офисных технологий при решении практических задач, работе с электронной почтой и методам поиска информации в Интернет государственных служащих органов государственной власти и муниципальных служащих органов местного самоуправления муниципальных образований Ставропольского края прошли обучения около 500 человек. Всего Центр предполагает организовать обучение для 3000 человек.

Вместе с тем по пальцам можно пересчитать качественные ресурсы в сети Интернет, отражающие государственные интересы в области информационной политики и управления. Их развитие стихийно, во многом связано с развитием частных инициатив, не подкреплено финансово. Не используются возможности интерактивного взаимодействия власти и общества, новые формы подачи информации (интернет-радио, проведение видеоконференций, поддержка работы веб-камер).

Это говорит, во-первых, о недостаточной заинтересованности руководящих органов, в том числе законодательной и исполнительной власти, в обеспечении журналистам доступа к информации и возможностей ее распространения, во-вторых, непониманием перспектив информационной политики, открывающихся в связи с освоением новой медиа-среды, в-третьих, отсутствием четкой идеологии подготовки специалистов в области информационных технологий.

Описанная ситуация во многом согласуется с радикальными выводами Д. Пескова [19] о том, что государство вполне способно без значительных финансовых затрат добиться резкого повышения степени информатизации общества, однако Интернет не является приоритетным направлением деятельности правительства. Реализация модели "электронного государства" снижает роль собственно государственной системы, упразднением многих иерархических структур, резко усилит внешнее и внутреннее давление на все основные политические институты. Возникает конфликт между информационной и традиционной системами управления. Пока власть же не готова функционировать открыто и прозрачно, она не в состоянии эффективно осуществлять ни распространение информации о своей деятельности, ни координировать работу ведомств.

И. Дзялошинский описывает масштабное исследование "Общественная экспертиза", проведенное Союзом журналистов России в сотрудничестве с Интерньюсом, Центром "Право и СМИ", национальным институтом социально-психологических исследований, Комиссией по свободе доступа к информации и Союзом распространителей печатной продукции. Исследование помогло выявить оценку региональными элитами, вырабатывающими местные нормативные документы, функций прессы. Из достаточно большого репертуара ролей, которые играют СМИ в открытом обществе, в нормативных документах субъектов федерации встречалось только 4. Один из них: СМИ - специфический информационный политический ресурс власти, пользование которым всем остальным структурам должно быть максимально затруднено. Чаще всего региональный законодатель видит в СМИ инструмент влияния власти на происходящие в регионе процессы [9].

Проникновение СМИ в политическую жизнь общества чрезвычайно многоаспектно и является необходимым условием функционирования государства как системы. Средства массовой информации, являясь важной составной частью массовой коммуникации общества, выполняют различные социально-политические роли - организатора, объединителя, консолидатора общества, его просветителя. Но они могут играть и дезинтегрирующую, разъединительную роль. Интернет как полимедиа-среда может выполнять все эти функции, но в силу специфических особенностей дает современным политикам новые возможности по сравнению с общепринятыми средствами массовой информации и коммуникации. Это тезис прекрасно иллюстрирует доклад Фонда эффективной политики "Использование интернет-технологий в решении коммуникативных проблем в сфере политики и бизнеса. Теория и практика", особенно в части решения коммуникативных задач с применением интернет-технологий. Этот раздел посвящен типологии конкретных схем решения коммуникативных задач посредством интернет-технологий. Многие из этих схем использовались или используются до сих пор в журналистской практике интернет-СМИ для публикации тех или иных фактов и мнений, которые по тем или иным причинам не могут быть поданы в явном виде (примеры приводились выше).

Наблюдая за усилением роли масс-медиа в процессе информационного передела общества, за их взаимопроникновением и образованием на этой основе универсальных полимедиа, можно ожидать, что в ближайшее время нас ждет повышение роли Интернета как политического ресурса, активность политических партий, взлет сетевой пропаганды, интерактивные политические акции из единичных превратятся в Рунете в систему и потеснят традиционные СМИ. Причем этот процесс на региональном уровне будет носить опосредованный характер, с включением в коммуникативные процессы традиционных СМИ. В настоящее время наблюдается тенденция к трансформации регионального информационного пространства, причем в силу того, что структуры, ответственные за реализацию государственной информационной политики, самоисключаются из этого процесса, довольствуясь представительской функцией, процесс этот носит стихийный характер. Недооценка роли новых технологий, технократический подход к процессу информатизации государственного управления открывает дорогу для самоорганизующихся информационных сред и изначально деструктивных процессов.

    Литература

  1. Акопов А.И. Периодические издания. Учебно-методическое пособие для студентов-журналистов. Ростов-на-Дону, 1999
  2. Акопов А.И. Типологическая характеристика сетевых периодических изданий Интернета // Акценты. Воронеж, 1999. № 1-2
  3. Анохин М.Г., Павлютенкова М.Ю. Информационно-коммуникативные технологии в политике. Вестник Российского университета дружбы народов. Cерия: Политология. 1999. № 1
  4. Бедулин Ю. Все-таки он влияет… // СРЕDА. Российско-европейский журнал о медиа. 2002. №12
  5. Бикметова Т.И. Информационные технологии в региональном политическом процессе (опыт выборов губернатора Нижегородской области, лето 2001 года) // Международная конференция "Информация. Коммуникация. Общество". Тезисы докладов и выступлений. СПб., 2001
  6. Вартанова Е. В. Новые СМИ в России: перспективы и проблемы развития. // В кн. Новые технологии и развитие СМИ в России и Германии. New Technologien und die Entwicklung der Medien in Rusland und Deutsland. Frankfurt am Main: IMK. 1998
  7. Вартанова Е. В. Финская модель на рубеже столетий. Информационное общество и СМИ Финляндии в европейской перспективе. М., 1999
  8. Горный Е. Интернет для журналистов // Русский Журнал. 27.05.99 г. http://russ.ru/ netcult/99-05-27/gorny.htm
  9. Дзялошинский И. М. Редакционная политика как фактор успешной деятельности СМИ. М., 2000
  10. Дрожжинов В. И. Электронное правительство построили по росту // Аналитический журнал о корпоративных и государственных системах торговли. www.b2b-press.ru
  11. Жожиков А. В. Роль глобальной сети Интернет в формировании личности в условиях Крайнего Севера // Материалы Первой всероссийской интернет-конференции "Социально-психологические проблемы развития личности. Тамбов, 2001. Вып.5
  12. Закон РФ от 27 декабря 1991 г. N 2124-I "О средствах массовой информации"
  13. Засурский И. Масс-медиа второй республики. М., 1999
  14. Иванов Д. Российский интернет как средство политической коммуникации. Первая глава истории политрунета // Русский журнал. http://www.russ.ru/netcult/history/20020313-pr.html#fn1.
  15. Информационная политика: Учебник // под общ. ред. В. Д. Попова. М., 2003
  16. Кемрадж А. С. Правовые аспекты использования //Интернет технологий. М., 2002
  17. Костыгова Ю. Сетевые СМИ: занимательная типология. Мир Internet. 2002. №4 (67)
  18. Носик А. СМИ русского интернета: теория и практика // Интернет для журналиста. М., 2001
  19. Песков Д. Г. Интернет как политический институт в России // Проблемы политической трансформации и модернизации России. М., 2001
  20. Провинциальный Интернет: взгляд с близкого расстояния // Аналитические материалы по проекту "Мониторинг становления институтов гражданского общества в субъектах Российской Федерации" http://pia.saratov.ru/ANALIT/inett.htm
  21. Раскладкина М. К. Сетевая пресса как объект коммуникативных исследований / Сборник научных трудов "Теория коммуникации & прикладная коммуникация". Вестник Российской коммуникативной ассоциации. Вып. 1. Ростов-на-Дону, 2002
  22. Раскладкина М. К. Категория лидеров мнения как целевая аудитория медиа-ресурсов российского Интернета // Социально-психологические проблемы развития личности. М-лы Первой Всероссийской научной internet-конференции. Тамбов, 2001
  23. Раскладкина М. К. Ставрополье в сети: СМИ и органы государственной власти в ставропольском Интернете // Ставропольская журналистика: история и современность. Ставрополь, 2004
  24. Российский Интернет: накануне больших перемен. М., 2000
  25. Словарь-справочник по рекламе, связям с общественностью, средствам массовой информации // Авт.-сост. Чесанов А. А. СПб., 1998
  26. Соколов А. В. Метатеория социальной коммуникации. СПб., 2001
  27. Щелкунова Ж. Тайны Датского королевства // Ставропольская правда. 15.11.2002

Abstract
M.K. Raskladkina
Influence of the internet on the province informational infro-structure : to the rising of the question
Observing for amplification of a mass-madia role during information transformation of a society, for formation on this basis universal polymedia, it is possible to expect, that in a near future us the increase of a role of the Internet as political resource, activity of political parties, rise of network propagation waits, the interactive political actions from individual will turn in Runet in system and will press traditional mass-medias. And this process at a regional level will carry mediated character, with inclusion in communicative processes of traditional mass-medias. The tendency to transformation of regional information space now is observed, and that structures responsible for realization of state information policy, exclude itself from this process, were content representation function, process this carries spontaneous character. The underestimation of a role of new technologies, the formal approach to process of information of state management opens a road for self-organizing information environments and the initially destructive processes.

скачать статью в формате word Статья в Word

    Сведения об авторе:

    Раскладкина Марина Константиновна
    преподаватель,
    кафедра истории и теории журналистики,
    факультет филологии и журналистики,
    Ставропольский государственный университет,
    Ставрополь, Россия
    e-mail:marina@stapravda.ru



Вернуться в БИБЛИОТЕКУ
Вернуться на главную страницу

 
Copyright © 2002-2015, Российская коммуникативная ассоциация. All rights reserved.
При использовании информации гиперссылка на www.russcomm.ru обязательна. Webeditor
::Yamato web-design group::