| на главную | карта сайта | контакты |

РКА на FACEBOOK WEB-СООБЩЕСТВО РКА RJoC - ЖУРНАЛ РКА

НОВОСТИ
О РКА
КАЛЕНДАРЬ
ПРОЕКТЫ
БИБЛИОТЕКА
ИМЕНА
ПАРТНЕРЫ


ПОИСК На сайте
В Яndex


АРХИВ
НОВОСТЕЙ

2016 г.

  01-12

2015 г.

  01     02   05 - 06

2014 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09-12

2013 г.

  01     02     03    04   05     06     07    08   09     10     11    12

2012 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

2011 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

2010 г.

  01

2009 г.

  01     02     03     04   05     06     07  -  08   09 -  10     11     12

2008 г.

  01  -  02     03 - 04   05     06     07    08   09     10     11 - 12

2007 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

2006 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

2005 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

 2004 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

 2003 г.

  03     04     05     06   07     08     09     10   11     12



Яндекс цитирования
 

МЕЖКУЛЬТУРНАЯ ПАРАДИГМА И ПЕРСПЕКТИВЫ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

Мишланова С.Л., Пермякова Т.М.
(Пермь, Россия)

Материал опубликован: Стереотипность и творчество в тексте. Межвуз. сб. науч. тр., Пермь, 2005. - с. 340-350.

Следуя складывающейся традиции сборника "Стереотипность и творчество в тексте", приводим обзор по еще одной наиболее актуальной отрасли современного языкового, шире - гуманитарного (и междисциплинарного) знания - межкультурной коммуникации (далее - МК).

Во многих работах (Бергельсон 2004; Грейдина 1999; Грушевицкая, Попков, Садохин 2002; Карасик 2002; Клюканов 1999 Леонтович 2002; Тузлукова, Богуславская 2002; Шмелев 2004 и др.) отмечается вклад таких областей знания, как философия, социология, культурная антропология, лингвострановедение, этнолингвистика, лингвокультурология, психолингвистика, социолингвистика, этносемантика, дискурсивный анализ, межъязыковая прагматика, методика преподавания иностранного языка и др. в развитие МК (1). Как видим, значение МК давно перестало быть принадлежностью исключительно "узкой" сферы иностранных языков и распространилось на всю область гуманитарного, междисциплинарного знания.

Вместе с тем, в отношении МК складывается достаточно парадоксальная ситуация: количество работ по МК (или со ссылкой на принадлежность МК) растет лавинообразно, однако качественного преобразования понятийного аппарата не происходит. Более того, последние публикации не акцентируют внимания читателей на дефинициях МК, поэтому значение МК либо "ускользает", либо принимается по умолчанию. [Подобное критическое замечание содержится в наиболее полном и часто цитируемом обзоре по теории МК в России О.А.Леонтович 2002] (2). Такое состояние характерно для бурно развивающегося знания, когда возрастает полисемия терминологии, которой сложно оперировать. Добавим, что в таком случае сложность тематики усугубляется "недосказанностью" в методологии, методике исследования и др.

В данном обзоре попытаемся привести наиболее доступные определения МК. Напомним, что специфика обзора как жанра не позволяет представить все многообразие имеющихся в литературе дефиниций. Поэтому, не претендуя на полноту картины МК, дадим заинтересованному читателю лишь ориентир в современном пространстве МК (3).

У.Харт в докладе "Краткая история МК: парадигматический подход" отмечает, что МК выросла "как необходимость применить абстрактные антропологические понятия к практике международной службы" (Hart 1996). По мнению исследователя, действительное развитие МК началось с концептуальных работ Э. Холла в период его деятельности в институте дипломатической службы в начале 50-х гг. В это время МК формируется как область знания, которая пытается познать влияние культуры на коммуникацию, что ознаменовало этап ограничения МК как области изучения. В этот период устанавливаются концептуальные рамки МК. Э.Холл дает общий анализ взаимосвязи коммуникации и культуры, при этом происходит: а) сдвиг от одно-культурного фокуса к би-культурному сопоставлению, б) понятие культуры с макроуровня может переходить к микроуровню, в) обозначена связь культуры с коммуникативным процессом, г) установлена роль культуры во влиянии на человеческое поведение (4).

В конце 70-х гг. установлено, что МК отлична от межкультурной адаптации (осн. К.Оберг), под последней больше принято понимать психологическое приспособление, а не собственно коммуникацию. Однако такой частный вопрос оказывается важным, так как обе концепции корнями уходят в культурную антропологию.

Нишида, соавтор У.Харта (1989), выделяет три направления в изучении коммуникации и культуры: а) традиционный подход, где МК рассматривается как социальная наука с преимущественно количественной методикой исследований, б) интерпретативный подход (этнография) и качественный метод анализа, в) критический подход (роль контекста, истории, изменение коммуникантов). Каждый подход имеет свои сильные и слабые стороны. Авторы выделяют еще один, диалектический подход со следующими характеристиками: диалектика культуры и индивида, диалектика личности и контекста, диалектика различий и сходств, диалектика статики и динамики, диалектика историзма и настоящего-прошлого-будущего, диалектика преимуществ-недостатков (Gudykunst, Nishida 1989).

В подавляющем большинстве учебных источников (Грушевицкая, Попков, Садохин 2002; Тер-Минасова 2000; Gudykunst 1984, 1989; Jandt 1995; Samovar, Porter 1994 и др.) определение МК производится за счет сочетания ключевых составляющих - коммуникации и культуры (что верно в свете традиционного подхода). При этом отметим, что определения культуры многочисленны (Kroeber, Kluckhorn 1952) - что требует особых подклассификаций (семиотических, цивилизационных/технократических, биологических, на макро- и микроуровне и пр.) Концептуализация же коммуникации, особенно в российской традиции мало представлена (5). Часто она не разворачивается далее словарных дефиниций. В то же время ряд работ отличается дифференциацией МК от близких, смежных с ней видов коммуникации: кросс-культурной, глобальной, межрасовой, международной и т.п. (Gudykunst 1989; Jandt 1995; Samovar, Porter 1994). Попытки же заимствовать западное толкование (Толстикова-Маст, Кейтон 2002), адаптировать значение западных моделей теории коммуникации (Матьяш 2002) пока больше подчеркивают дистанцию между западной и отечественной школами и в силу этого не всегда получают широкое распространение (6).

К традиционным и интерпретативным/критическим определениям можно отнести следующие:

"МК - область, изучающая взаимодействие индивидов с различными образцами исторически производного поведения, МК - взаимодействие сторон с разным опытом, МК - это такой вид коммуникации, в котором отправитель и получатель принадлежат разным культурам" (Samovar, Porter 1994), аналогично определение И.Н.Халеевой межкультурной коммуникации как процесса общения (вербального и невербального) между коммуникантами, являющимися носителями разных культур и языков, или иначе - совокупность специфических процессов взаимодействия людей принадлежащих разным культурам и языкам (7) (Халеева 1999);

в теории снижения неопределенности, при нормативном понимании культуры "МК - переходный, символический процесс, вовлекающий атрибуцию значений людей разных культур"; "МК - основные переменные и процессы всех других видов коммуникации, только при варьирующейся степени знания другого" (Gudykunst 1984);

в теории уровневой перспективы культурной толерантности "МК есть различные пути знания, которые постоянно перекрещиваются, смешиваются";

в теории приспособления кратковременно пребывающего МК отличается от ассимиляции, адаптации в параметрах общей удовлетворенности, интерактивности, психопатологии, приспособления к изменениям, компетенции (Wiseman 2001);

в теории приспособления коммуникации, корнями уходящей в теорию речевого приспособления (Giles, Mulac, Bradac, Johnson 1987), этнолингвистическая идентичность соотносится с первоначальной межличностной, межгрупповой ориентацией и предполагает: а) координированное управление значением/смыслом (см. также Pearce, Cronen 1980), б) коммуникативную находчивость в "переговорах идентичностей", в) коммуникативность и этничность как успешное воплощение идентичности, г) кросс-культурную адаптацию как подход к общим системам;

теория препятствий в разговоре (Kim 1993) исходит из того, что есть стратегическая компетенция, зависящая от социальных целей, а культура создает "помехи" в разговоре/коммуникации (например, не/ясность в выражении лица). Теория сочетает личностное и культурное объяснение, использует те же понятия социальной психологии "я", не/зависимое конструирования "себя", "я" различное в разных культурах (коллективистских/индивидуалистских) и отношения между конструктами "я" и предпочтениями в "препятствиях" разговора; как фактор "разговорных помех" вводится психологический гендер; уточняется, что система "я" ищет социального одобрения, доминирования;

интегративная теория кросс-культурной адаптации (Kim 1995) концентрируется на долгосрочной адаптации иммигрантов, поэтому сдвигается от линеарного процесса к системному подходу. Ключевой постулат теории: индивиды способны к развитию и адаптации, адаптация идет через коммуникацию, адаптация - сложный и динамичный процесс.

С конца 70-х гг. ученые четко установили, что существует дефиниционный кризис МК (сам по себе естественный в процессе становления "нормальной" науки). Основные признаки кризиса: а) наличие множества определений; б) внедрение западной этноцентричной составляющей в определения; в) дисбаланс ключевых терминов: культура (Kroeber, Kluckhon (1952) - 500 определений, и коммуникация - определений отчетливо меньше; г) неожиданный недостаток теоретических концепций. Во многих обобщающих работах по межкультурной коммуникации отечественных авторов (Бергельсон 2004; Грушевицкая, Попков, Садохин 2002; Клюканов 1999; Леонтович 2002; Матьяш 2002; Тузлукова, Богуславская 2002, см. также сайт РКА) приводятся отдельные аспекты исследований, однако общим является и мнение, что эти исследования еще далеки от интеграции.

Необходимость интеграции остро ощущается современными авторами, поэтому в последнее время все активней становится тенденция реализации интегрирующего подхода в исследованиях по МК.

Так, в диалектической парадигме в числе первых отметим работы И.Э.Клюканова, которые системно концептуализируют МК. Суть заключается в следующем. Позитивистский подход к коммуникации как линеарный/механистический покрывает большое количество тем, но при этом не во всем может вскрыть суть МК через четкие принципы. Не устраняя ценности этого подхода, теория МК может быть дополнена системным подходом (холизмом теории общих систем). В системном подходе коммуникация понимается как целостный интерактивный процесс между культурами. Задача такого подхода - не изолированное использование принципов МК (ценностей культур, власти и т.п.), а связное видение роли культурных переменных в процессах межкультурных взаимодействий. Такой подход обладает большей эпистемологической ценностью, экспланаторностью и гуманистической ориентированностью, легко трансформируются в прикладные отрасли (Klyukanov 1998).

Еще одним примером интегративности служит работа Р.Сколлон и С.Сколлон "Межкультурная коммуникация: дискурсивный подход" (2001), где "межкультурная коммуникация понимается как весь спектр коммуникации (-ций) через границы групп или дискурсивных систем, начиная от наиболее широко включающих в себя групп - культурных групп до коммуникации между мужчинами и женщинами или коллегами разных возрастов". Авторы утверждают, что каждый из нас является членом одновременно многих различных дискурсивных систем, поскольку фактически любая профессиональная коммуникация - это коммуникация через границы, разделяющие нас в разные дискурсивные группы или системы дискурса (8).

В итоге отметим, что становление новой парадигмы МК все более очевидно. Так, по мнению Н.Д.Гальсковой и Н.И.Гез. (2004), межкультурная парадигма является онтологией современного языкового образования (9).

В условиях межкультурной коммуникации формируется вторичная языковая личность (Карасик 2002; Караулов 1987; Халеева 1999), которая обладает способностью реализовать себя в рамках диалога культур. Данную способность называют межкультурной компетенцией (МКК).

Межкультурная компетенция (в ее взаимосвязи с коммуникативной компетенцией) выступает в качестве одного из показателей сформированности вторичной языковой личности, поскольку МКК связана с осмыслением картины мира иной социокультуры, познанием смысловых ориентиров другого лингвоэтносоциума, умением видеть сходство и различия между общающимися культурами и применять их в контексте межкультурного общения.

Поскольку XXI век - век мультикультурного диалога, важным является развитие многоязычной и поликультурной языковой личности, а также обоснование лингводидактического статуса категории "многоязычная и поликультурная компетенция".

В заключение отметим, что антропоцентричная парадигма лингвистики органично связана с межкультурной компетенцией. Поэтому любое гуманитарное исследование неизбежно вовлекается в диалог культур, следовательно, находится в сфере межкультурной коммуникации. Смеем надеяться, что материалы данного обзора послужат импульсом к поиску нового.

Примечания:

1. По меткому замечанию М.Б.Бергельсон, "исследования - в основном, сопоставительные - тех или иных языковых фактов в более чем одном языке стали по определению относиться к области межкультурной коммуникации" (Бергельсон 2004).

2. Аналогично зарубежным авторам, О.А.Леонтович отмечает, что "для нынешнего состояния МК характерны эклектичность и разноголосица, отсутствие общих методологических оснований исследования, единых концептуальных подходов. Нет четко определенной теоретической базы, единства терминологии, исходных посылок, которые позволили бы представителям разных научных сфер и направлений достичь конструктивного взаимопонимания. Существует некоторая размытость в определении того, что считать межкультурной коммуникацией, неоправданное расширение границ МК или же, напротив, сведение ее к области лишь прикладных исследований, неучет того факта, что МК представляет собой самостоятельную науку с собственным понятийным аппаратом и внушительной историей научных изысканий" (2002).

3. Речь не идет о концепциях МК, субъектах МК, методиках исследования или классификациях ситуаций.

4. Помимо концептуальных разработок, Э.Холл ввел понятие моно- и полихромного времени, низкого и высокого контекста и др.

5. В связи с этим хочется особо отметить работу Российской Коммуникативной Ассоциации, направленную на концептуализацию коммуникации (см. тематику конференций, публикаций, содержание веб-сайта http://russcomm.ru).

6. Возвращаясь к обзору О.А.Леонтович, отметим, что рациональное зерно заключается, по нашему мнению, не столько в том, что автор приводит важные для МК понятия, разработанные российскими учеными, но практически не известные на Западе (языковая личность, картина мира, концептосфера и т.д.), сколько обнаруживает ключевое несоответствие отечественного и западного понимания статуса коммуникативистики: "Если в США и других западных странах хорошо развита коммуникативистика, но не уделяется достаточного внимания языковедческим аспектам дискурса, в России, напротив, наблюдается серьезный крен в сторону лингвистики, а теория коммуникации находится в процессе становления". Как видим, между коммуникацией и дискурсом ставится знак равенства. Это во-первых. А во-вторых, спектр работ российской коммуникативной теории (даже с учетом современных достижений обогащения через диалог культур) явно лингвоцентричен (это работы по речевому общению, языковому поведению человека, невербальной коммуникации vs вербальной коммуникации, речевым жанрам) по сравнению с западной коммуникативистикой, где на первый план выступают (см. обзор О.И.Матьяш) прежде всего типы коммуникации, сконструированные по кластерам общества (межличностная, семейная, групповая, массовая, деловая, профессиональная коммуникация). Разумеется, преподавание коммуникации не может обойтись без языковедческих данных, что включено в курсы по убедительной речи, аргументации, риторике. Однако в целом, как можно заключить, расхождение очевидное и хорошо известное: на Западе крен в культуру речи и прикладные аспекты, в России - крен в теорию.

Еще одним отличительным свойством отечественной МК можно считать "запаздывание - временной лаг", который, впрочем, успешно наверстывается. Так, в работе О.А.Леонтович видим, что насущное требование междисциплинарного изучения национальных особенностей коммуникации возникло лишь в конце 70-х гг. (Леонтьев и др.) и оно активно восполняется только с 90-х гг. (Астафурова 1997, Грейдина 1999, Клюканов 1999, Леонтович 2002). Исторически данный факт легко объясняем особенностями советского общественного строя, закрытостью общества, циркуляцией информации, отсутствием свободы слова (Толстикова 2002). Отчасти этим же можно объяснить интердисциплинарность отечественной МК потому, что одновременно с развитием теории коммуникации достойное внимание получили культурология, антропология, социология, другие смежные дисциплины.

К сожалению, практически никак не структурированы подходы к МК в современной России (отдельно можно говорить о разработках в лингвистических дисциплинах - переводе, страноведении, культуре речи, сопоставительном языкознании, преподавании иностранных языков). "Б. С. Ерасов выделяет два основных научных подхода к проблеме МК: инструментальный и понимающий. Первый нацелен на достижение практического результата (успешной адаптации индивидов в инородной среде и создание методики обучения эффективному межкультурному общению в конкретном контексте), второй дает возможность рассматривать изменения в культуре и личности, которые происходят в результате встречи с "иным", перспективы развития человеческой способности к МК, формирования личности - посредника между культурами" (Леонтович 2002). На наш взгляд, такое деление не оправдывает себя с методологической точки зрения, так как всего лишь разводятся прикладной и теоретический аспекты исследований. Общее направление - интерпретативное, критическое.

В рамках таких частных аспектов, как культурология, фольклористика, деление также условно. Но междисциплинарность изучения дает свои плоды: формулируются ключевые понятия для смежных с МК явлений, в частности, идентичности, толерантности, этничности, конфликта, ценности, коммуникативного стиля, ментальности, стереотипизации, глобализации, мультикультурного образования, экологии знания, различных видов коммуникации - компьютерно-опосредованной, PR, медиированной (порядок произвольный) (Клюканов 1998, Ольшанский 2002; Радовель 2002, Саблина 2004, Ярмахов 2002). Кажется, что список можно продолжать бесконечно.

7. Речь о межкультурной коммуникации (со всеми ее возможными сбоями и ошибками можно вести лишь тогда, когда партнеры по общению не только принадлежат к разным лингвоэтнокультурам, но и осознают факт чужеродности друг друга (Халеева 1989).

8. Под дискурсом понимается функциональное использование языка в социальных контекстах, и часто - грамматические и иные связи между предложениями, грамматика контекста.

При дискурсивном подходе МК можно рассматривать как традиционное сочинение по прикладной социолингвистике (полевый метод, беседы, интервью, включенное и контрастивное наблюдение), а также как системно-критическое (исследование доказывает различия во власти и дистанции между говорящими (выделены три системы вежливости - эгалитарная, солидарная, иерархическая); выделены виды интерференции при интерпретации разговорного дискурса: разные способы понимания дискурса, лексические и грамматические связующие средства, общие фоновые знания, просодические образцы, метакоммуникация, уровень интерактивности; определены индуктивные и дедуктивные образцы в дискурсе при вводе новой темы; обнаружены идеологии дискурса: социализация, системы лица и формы дискурса; принцип историзма вводит утилитарную систему дискурса (начавшуюся еще в XVII веке), которая акцентирует эгалитаризм в общественном дискурсе и представляет множественные дискурсивные системы.

9. C 1990 г. все более прочно закрепляются понятия "межкультурная компетенция" и "межкультурное обучение". Именно в эти годы коммуникативная методика переходит на новый этап своего развития, связанный с поиском путей взаимосвязанного коммуникативного, социокультурного и когнитивного развития учащихся. Данный этап предполагает актуализацию личности на основе познания чужой действительности и восприятия иной культуры. Это новое направление получило названия культуроведческий подход или межкультурное обучение.

В условиях интеграции (государств) особенно важен поиск механизма превращения многообразия языков и культур из фактора, препятствующего диалогу между представителями разных лингвосоциумов, в средство взаимного понимания и обогащения, в инструмент творческого развития социально активной и самостоятельной личности. К такому механизму можно отнести языковое образование, базирующееся на межкультурной парадигме и провозглашающее в качестве своего ведущего принципа принцип поликультурности, обеспечивающий социальную и академическую мобильность молодежи. Социальная и академическая мобильность личности призвана помочь ей глубоко чувствовать свою принадлежность к родному народу и одновременно осознавать себя гражданином страны и субъектом поликультурной и мультилингвальной мировой цивилизации (Гальскова, Гез 2004).

Библиография:

  1. Астафурова Т.Н., 1997, Стратегии коммуникативного поведения в профессионально-значимых ситуациях межкультурного общения (лингвистический и дидактический аспекты): Автореф. дис. ...д-ра филол. наук, Москва.
  2. Бергельсон М.Б., 2004, Лингвистические методы исследования в области (межкультурной) коммуникации, Коммуникация: концептуальные и прикладные аспекты, Ростов-на-Дону.
  3. Гальскова Н.Д., Гез Н.И., 2004, Теория обучения иностранным языкам: Лингводидактика и методика, Москва.
  4. Грейдина Н.Л., 1999, Основы системной концепции коммуникативно-культурного взаимодействия (теоретико-экспериментальное исследование).
  5. Грушевицкая Т.Г., Попков В.Д., Садохин А.П., 2002, Основы межкультурной коммуникации: Учебник для вузов, Москва.
  6. Ерасов Б. С., 1997, Социальная культурология, Москва.
  7. Карасик В.И., 2002, Языковой круг: личность, концепты, дискурс, Волгоград.
  8. Караулов Ю.Н., 1987, Русский язык и языковая личность, Москва: Наука.
  9. Клюканов И.Э., 1999, Динамика межкультурного общения: к построению нового концептуального аппарата: Автореф. дис. ...д-ра филол. наук, Саратов.
  10. Леонтович О.А., 2002, Теория межкультурной коммуникации в России: состояние и перспективы, Теория коммуникации и прикладная коммуникация, Вестник Российской коммуникативной ассоциации, выпуск 1.
  11. Матвеев А.В., 2002, Качественные и количественные исследования процесса коммуникации (на примере изучения межкультурной компетенции российских и американских менеджеров), Теория коммуникации и прикладная коммуникация Вестник Российской коммуникативной ассоциации, выпуск 1, Ростов-на-Дону.
  12. Матьяш О. И., 2002, Что такое коммуникация и нужно ли нам коммуникативное образование, Сибирь. Философия. Образование, №6.
  13. Ольшанский Д.А., 2002, Межкультурная коммуникация: насилие перевода, Коммуникация: теория и практика в различных социальных контекстах, Ч.2, Пятигорск.
  14. Радовель М.Р., 2002, Факторы взаимопонимания в межкультурной коммуникации, "Коммуникация: теория и практика в различных социальных контекстах, Ч.1, Пятигорск.
  15. Саблина С.Г., 2004, Барьеры коммуникации в межкультурной среде, Актуальные проблемы теории коммуникации, Санкт-Петербург.
  16. Тер-Минасова С.Г., 2000, Язык и межкультурная коммуникация, Москва.
  17. Толстикова-Маст Ю., Кейтон Дж., 2002, Коммуникация о коммуникации: исследование развития дисциплины "коммуникация" в России, Коммуникация: теория и практика в различных социальных контекстах, Ч.1, Пятигорск.
  18. Тузлукова В.И., Богуславская В.В., 2002, Термины как средство конструирования предметной области "теория и практика коммуникации" в российской науке, Коммуникация: теория и практика в различных социальных контекстах, Ч.1, Пятигорск.
  19. Фурманова В.П., 1993, Межкультурная коммуникация и лингвокультуроведение в теории и практике обучения иностранным языкам, Изд-во Мордовского ун-та.
  20. Халеева И.Н., 1989, Основы теории обучения пониманию иноязычной речи (подготовка переводчика), Москва.
  21. Халеева И.Н., 1999, Подготовка переводчика как "вторичной языковой личности" (аудитивный аспект), Тетради переводчика, Вып. 24, Москва.
  22. Шмелев А.Д., 2004, Ключевые идеи русской языковой картины мира и межкультурная коммуникация, Коммуникация: концептуальные и прикладные аспекты, Ростов-на-Дону.
  23. Ярмахов Б. Б., 2002, Межкультурная коммуникация: аспект социальной идентичности, Коммуникация: теория и практика в различных социальных контекстах, Ч.1, Пятигорск.
  24. Bennett, M., 1998, Basic concepts of intercultural communication : selected readings. Yarmouth, Me.: Intercultural Press.
  25. Brislin, R. W., 1993, Understanding culture's influence on behavior. Fort Worth: Harcourt Brace Jovanovich College Publishers.
  26. Giles, H., Mulac, A., Bradac, J., Johnson, P.,1987, Speech accommodation theory, M. McLaughlin (Ed.), Communication yearbook 10, Newbury Park: Sage.
  27. Gudykunst and Nishida, 1989, Theoretical perspectives for studying intercultural communication, M. Asante & W. Gudykunst (Eds.), Handbook of international and intercultural communication, Newbury Park: Sage.
  28. Gudykunst, W. B., and Kim, Y.Y., 1984, Communicating with strangers: an approach to intercultural communication. New York: McGraw-Hill.
  29. Hall, E. T., 1976, Beyond culture, New York: Anchor Press.
  30. Hart, W.B., 1996, A brief history of intercultural communication: a paradigmatic approach, A paper presented at the Speech Communication Association Conference in San Diego, November 24.
  31. Hofstede, G., 1980, Culture's consequences, Beverly Hills: Sage.
  32. Jandt, F., 1995, Intercultural communication: An introduction, Thousand Oaks: Sage.
  33. Kim, M. S., 1993, Culture-based interactive constraints in explaining intercultural strategic competence, R. Wiseman & J. Koester (Eds.), Intercultural communication competence, Newbury Park: Sage.
  34. Kim, Y., 1995, Cross-cultural adaptation: An integrative theory, R. Wiseman (Ed.), Intercultural communication theory, Thousand Oaks: Sage.
  35. Klopf, D. W., 1998, Intercultural encounters: the fundamentals of intercultural communication. 4th ed. Englewood: Morton Pub. Co.
  36. Klyukanov, I.E., 1998, A system approach to multicultural education, The Edge: the e-journal of intercultural relations, Vol. 1(2).
  37. Kroeber, A. L. & Kluckhon, C., 1952, Culture: A critical review of concepts and definitions, Harvard University Peabody Museum of American Archeology and Ethnology Papers 47.
  38. Pearce, W. B., & Cronen, V., 1980), Communication, action, and meaning, New York: Praeger.
  39. Samovar, L. & Porter, R., 1994, Intercultural communication: A reader. (7th ed.). Belmont: Wadsworth.
  40. Scollon, R., and Scollon, S.W., 2001, Intercultural communication: A discourse approach, 2nd ed., Blackwell Publishers.
  41. Wiseman, R.L., 2001, Intercultural communication competence, W. Gudykunst & B. Mody (Eds.), Handbook of intercultural and international communication, Newbury Park: Sage Publications.

скачать статью в формате word Полный вариант статьи в Word

    Сведения об авторах:

    Мишланова Светлана Леонидовна
    канд. филол. н., ст. преподаватель,
    кафедра иностранных языков,
    Пермская государственная медицинская академия,
    Пермь, Россия,
    E-mail: mishlanov@permonline.ru

    Пермякова Татьяна Михайловна
    Пермский государственный университет (ПГУ) (www.psu.ru),
    доцент, кандидат филологических наук
    Пермь, Россия,
    E-mail: Perm1@hotmail.com



Вернуться в БИБЛИОТЕКУ Вернуться на главную страницу

 
Copyright © 2002-2015, Российская коммуникативная ассоциация. All rights reserved.
При использовании информации гиперссылка на www.russcomm.ru обязательна. Webeditor
::Yamato web-design group::