| на главную | карта сайта | контакты |

РКА на FACEBOOK WEB-СООБЩЕСТВО РКА RJoC - ЖУРНАЛ РКА

НОВОСТИ
О РКА
КАЛЕНДАРЬ
ПРОЕКТЫ
БИБЛИОТЕКА
ИМЕНА
ПАРТНЕРЫ


ПОИСК На сайте
В Яndex


АРХИВ
НОВОСТЕЙ

2016 г.

  01-12

2015 г.

  01     02   05 - 06

2014 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09-12

2013 г.

  01     02     03    04   05     06     07    08   09     10     11    12

2012 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

2011 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

2010 г.

  01

2009 г.

  01     02     03     04   05     06     07  -  08   09 -  10     11     12

2008 г.

  01  -  02     03 - 04   05     06     07    08   09     10     11 - 12

2007 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

2006 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

2005 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

 2004 г.

  01     02     03     04   05     06     07     08   09     10     11     12

 2003 г.

  03     04     05     06   07     08     09     10   11     12



Яндекс цитирования
 

РОССИЙСКИЙ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ В ПОИСКАХ ВЫБОРА СОБСТВЕННОЙ МОДЕЛИ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Масликова Ж.В.
(Ростов-на-Дону, Россия)

Материал опубликован: Сборник научных трудов "Теория коммуникации & прикладная коммуникация". Вестник Российской коммуникативной ассоциации, выпуск 1 / Под общей редакцией И.Н. Розиной. - Ростов н/Д: ИУБиП, 2002. - 200 с. C. 67-79.

Сегодня в России совершается труднейший переход от административно-командной системы к рыночной экономике, совершенно необходимым является изучение опыта по управлению человеческими ресурсами. В мировой практике можно насчитать десятки типов управленческих структур и управленческих механизмов. Каждый существующий тип управления имеет свою внутреннюю логику возникновения, свои плюсы и минусы и является результатом воздействия специфических национально-хозяйственных условий, но в тоже время постоянно усиливающаяся конкуренция на мировом рынке реально оценивает эффективность каждой такой системы управления. Именно она и играет роль главного и объективного критерия, который по истечении определенного времени отбрасывает системы управления, оказавшиеся неконкурентоспособными. Управленческая деятельность - системообразующий фактор, обеспечивающий целостное функционирование, сохранение и развитие организации. Без управления организации не существует.

Предприниматель в современном обществе создает организацию, представляющую собой синтез новых идей, технологий, людей, материальных ресурсов, производящих новый товар или услугу, имеющую высокий спрос на рынке. Предпринимательство целесообразная деятельность, в ходе которой предприниматель находит новые комбинации соединения факторов производства или внедряет различные нововведения с целью получения максимальной прибыли. При этом для достижения цели приходится решать вопросы создания условий для минимизации издержек производства, повышения производительности труда, эффективной мотивации сотрудников, вследствие всего выше названного одной из главных задач предпринимательской деятельности является моделирование социально приемлемого обществом типа предпринимателя, который мог бы обеспечить подъем экономики.

К доминирующим типам мировой управленческой культуры предпринимателя относят организационное и корпоративное управление. Организационное управление тяготеет в основном к индивидуальному подходу, в то время как корпоративная концепция управления отдает предпочтение формированию команды. Организационная модель управления приспосабливается к внешним обстоятельствам, изменение которых ведет к изменению деятельности организации в целом. В корпоративной модели управления важнейшие механизмы связаны с внутренними механизмами размещения рабочей силы.

Перед российским предпринимателем становится проблема выбора типа управленческой культуры, необходимо подчеркнуть, что оба типа мирового управления является неприемлемым для психологии российского человека, так, например, рациональный тип требует от личности атмосферы планирования деловой карьеры и высокой степени индивидуализма, а корпоративное управление отличается отсутствием трудовых ценностей, установки на качественный и скрупулезный труд, исполнительскую дисциплину, отсутствием установки на активную мобильность.

Стартовые условия для развития предпринимательства в России существенно отличаются от тех, в которых развивается предпринимательство на Западе, где принципы конкуренции, инновации, частной собственности и индивидуализма являются формируемыми и развиваемыми на протяжении столетий и характеризующими сегодняшнюю культуру предпринимательства в развитых странах.

Если обратиться к анализу модели предпринимательской деятельности в дореволюционной России, то при внешней схожести с господствующей в то время в Европе сберегающей ориентацией, она отличалась осуждением индивидуального накопления и требованием отказа от чрезмерного богатства путем пожертвований и благотворительности. Это связано с преобладанием в структуре ценностей мотива поиска смысла жизни, а не материального успеха, даже если он достигнут за счет упорного труда и самоотречения. В русской культуре "любое дело, чтобы быть признанным, благим, нужным, должно быть оправдано, соотнесено с христианским намерением. Все остальные деяния, пусть и приносящие внешнюю, материальную пользу, рассматривались как зло" [4].

В силу того, что русская история знала больше произвола, чем закона, "в профиле русской души как бы провал ущербно правового сознания", но он способствовал, подталкивал к духовной жизни, когда "другой человек приобретает…не только гуманистическую, разумную, общечеловеческую, но и особую, сакральную, божественную ценность" [4]. В русском типе культуры идеал личности как бы проскочил через нравственно-гражданский уровень культуры на духовный уровень, именно в силу культурно-исторической особенности "русский человек может быть святым, но не может быть честным. Честность - западно-европейский идеал. Русский идеал - святость" [5].

Анализируя нравственное состояние русской души, Н. Бердяев писал, что свойственное православию "дуалистическое религиозное и моральное воспитание, призывающее исключительно к смирению и не призывавшее к чести, привело к тому, что русский человек может бесконечно много терпеть и выносить, он прошел школу смирения. Но он легко поддается соблазнам и не выдерживает соблазна легкой наживы, он не прошел настоящей школы чести, не имеет гражданского заказа" [3]. Эта двойственность проявлялась в том, что, не считая материальные богатства высшей ценностью, русский предприниматель мог грабить и наживаться нечестным путем, но легко расставался с нажитым, так как благотворительность была возведена христианством в нравственный принцип и позволяла реализоваться "имманентной морали и святости", духовности русской души.

В результате духовным тормозом на пути развития предпринимательства явились православные догматы о богоизбранности нищих, в то время как западные предприниматели руководствовались к действию постулатом о богоизбранности богатых. Благотворительность совершенна, не приемлема в рамках пуританской этики с ее рационально-продуктивными принципами, которым противоречит необоснованная трата денег на тех, кто не в состоянии заработать. Православие утверждает, что спасутся те, у кого собственность отсутствует, то есть неимущие, а протестантизм опирался на постулат о спасении тех, у кого "тугой кошелек".

Рассматривая современную Россию важно отметить, что трансформация данного масштаба, которая происходит в настоящее время, это не трансформация экономики, а трансформация типа культуры. Любая трансформация осуществляется людьми со сложившейся системой ценностей, правил и норм поведения, традиций и обычаев хозяйствования, которые не могут быть объектом произвольного конструирования. Снятие идеологических и моральных ограничений, действовавших в социалистической системе хозяйствования может трансформировать экономику в то, что теперь вполне можно назвать "российской моделью". Планово-административная хозяйственная деятельность советской экономики привела к тому, что в результате в современной России целенаправленно формировался дефицит рыночной экономической культуры, под которой понимается "не только отсутствие в сознании людей определенных остро необходимых знаний и опыта, которые остались от прошлого и в изменившейся обстановке не только не работают, но и препятствует выработке у личности новых рыночных моделей поведения" [13].

Специфика российского предпринимательства заключается в том, что оно развивалось в обществе с централизованной экономикой, при отсутствии у населения опыта экономической самодеятельности и реальных гражданских свобод, в обществе, где социально-функциональная структура иерархична и централизована. Экономика была полностью огосударствлена, индустриализация не завершена, с низкими (по сравнению с Западом) жизненными стандартами и систематическим неудовлетворением базовых материальных потребностей (жилье, питание, обслуживание). В условиях господства административно-командной системы и подавления политического инакомыслия у людей развивалось усталость, неверие в возможность экономических перемен и падал интерес к труду.

В течение десятилетий в стране официально и практически единственная объясняющая парадигма формировалась социалистической идеологией. В концептуальном отношении она практически целиком строилась по принципу радикального марксистского отрицания капиталистической системы второй половины XIX столетия, которая заключалась в следующем. Собственность на средства производства объявлена неделимым общественным достоянием, что открывает возможность планомерно управлять всем народным хозяйством из единого центра "наиболее глубокую основу социалистической системы хозяйства, всей совокупности производственных отношений социализма образует общественная собственность на средства производства…благодаря социалистическому обобществлению производства возникает необходимость и социально-экономическая возможность сознательного регулирования народного хозяйства в целом. Выражением этого и является закон планомерного развития общественного производства" [11]. Любые затраты, включенные в пятилетний план страны, считались общественно необходимыми, а основная масса ресурсов распределяется путем фондирования. Товарно-денежные отношения, в том числе финансы и кредит, выступали как инструменты плана, а цена - как плановый норматив. Плановость обеспечивала одновременно бескризисное поступательное развитие экономики и полную занятость, научно-технический прогресс и высокие темпы экономического роста. При этом в отношениях с внешним миром делалась ставка на собственные ресурсы, и устанавливались заградительные барьеры с помощью универсальной государственной монополии.

Упор в экономическом росте при социализме делался, в первую очередь, на тяжелую промышленность и в целом на производство средств производства, опережающие развитие которого возводится в ранг объективного закона, а легкая промышленность получает около одного процента всех централизованный капиталовложений.

В сфере мотивации работников первенство отдавалось моральным стимулам ("работа на себя" через "работу на общее благо"), строго же контролируемое принципом распределения по труду материальное вознаграждение принимается отчасти как неизбежное зло, отчасти как временное, но полезно подспорье, которое перестает быть необходимым по мере формирования "коммунистического" отношения в труде. Таким образом, важными личностными характеристиками были провозглашены:

  • общественно-политическая зрелость личности (личная ответственность, добросовестность, способность подчинять личные интересы общественным, морально-политическая устойчивость);
  • дисциплина и отношение к труду (умение воспитывать у окружающих трудолюбие, умение планомерно вести работу и быть дисциплинированными);
  • уровень образованности (знания, умения, навыки);
  • организаторские способности (умение воспитываться в труде, быть целеустремленным и уметь обеспечивать контроль).

Различия социальных классов (рабочие, колхозное крестьянство и интеллигенция) являются скорее формальными. Вся система развивалась в направлении возрастающей социальной однородности и всеобщего экономического самоуправления (хозяйственного расчета).

В 80-е годы ХХ века в России наблюдаются следующие тенденции:

  • институт частной собственности как фундамент разделения на собственно-экономические классы разрушен;
  • рынок, хотя бы отдаленно напоминающий неоклассические схемы, подавлен;
  • стремления к прибыльности предприятия или индивидуальному материальному успеху предельно ограничены;
  • безработица отсутствует.

В конце 80-х годов социалистическая идеология терпит крах, уступая господствующие позиции демократической парадигме того времени. Демократическая парадигма выросла из радикальной критики хозяйственного социалистического мировоззрения.

По утверждениям демократов, производство наращивалось при явном отставании инфраструктуры, промышленность развивалась за счет сельского хозяйства, материальное производство - за счет непроизвольной сферы (науки и образования, здравоохранения и культуры), продукция производственного назначения вырабатывается в ущерб потребительским товарам.

Неспособность заинтересовать производителей в освоении нововведений и серьезном улучшении качества продукции, пытаются компенсировать наращиванием количественных показателей. В свою очередь, этот валовой подход при мягких бюджетных ограничениях порождает неограниченный спрос на ресурсы, а при жестко фиксированных ценах ведет к тотальному хроническому дефициту и этих ресурсов, и производимой конечной продукции. Дефицит же парадоксальным образом соседствует с перепроизводством и значительными хозяйственными потерями. Таким образом, данная система, получающая название "административно-командной", критикуется соотечественниками не только за антигуманнистическую направленность, но и за неэффективность работы.

Административно-командная система страны к 90-м годам исчерпывает все свои возможности. В результате попытки ускорения развития обернулись продолжающимся падением темпов роста, форсированное накопление - затуханием инвестиций и развалом потребительского рынка, отметим что, все это происходит на фоне смены нравственных и культурных основ общества.

Перестройка (1986-1991) для российского общества закономерно вступает как антитоталитаристская "революция снизу" не только в политическом, но и экономическом отношении, она поднимается на восходящих потоках социальной активности достаточно широких слоев населения. При этом видение позитивных хозяйственных реформ у демократов сочетают рыночные отношения с реальным производственным самоуправлением, а разнородная предпринимательская деятельность в годы "перестройки" первоначально укрывается за кооперативной вывеской (в этот период количество действующих в СССР кооперативов достигла 14 тысячи).

На рубеже 90-х годов на смену демократическому движению приходят группы идеологов, имеющие рабочую программу хозяйственных преобразований. Огромная масса государственной собственности переходит к государственным ведомствам и крупным объединениям-монополистам, получившими немалую самостоятельность во взаимоотношениях с центром. Усиливается и относительная обособленность местных правящих элит. В результате диктат центра постепенно замещается сложной системой корпоративных групповых интересов.

Реформаторы страны в этот временной промежуток (1992-1994) рассматривают человека в советской экономике уже не как объект подавления и насилия, а как субъекта, рационально преследующего собственные интересы. Каждый человек способен извлекать свою выгоду, и переход от политики экспансивного роста к попыткам стабилизации режима облегчает развитие торговли внутри государства.

Постепенно развиваясь, подобная торговля и становится одной из решающих причин перестройки.

Происходящие сегодняшние изменения трактуются сторонниками либерализма как закономерное движение к некой "нормальной экономике", под которой подразумевается рыночная экономика западного типа. Считается также, что положительный эффект либеральных мер должен проявиться не сразу, а через некоторое время - когда население несколько адаптируется к новой ситуации, сформируется сеть новых рыночных институтов, произойдет реструктурирование капитала, и в итоге возникнут предпосылки для будущего экономического подъема.

Очередной консервативный сдвиг происходит с приходом в правительство Е.Т. Гайдара и его команды, которая воплощается в жизнь страны программу "500 дней". В отличие от реформаторов с либеральными установками, принципиально безразличных к культурно-национальным границам, приверженцы консервативной линии исходили из того, что любая хозяйственная система глубоко "национальна", укоренена в социокультурных основах развития конкретного общества. Россия на их взгляд следует особым путем, так как в ней сильна традиция авторитарной государственной власти, осуществляющей постоянное вмешательство в экономику. Политика московских князей, Ивана Грозного, Петра I и И.В. Сталина - всего лишь отрезки одной исторической линии развития, в котором Россия представала не только как властно ориентированное, но и как в сильной степени милитаризованное общество. В российском обществе не было развитых традиций частной собственности, а предпринимательство всегда было рядом с государством, и следовательно координально зависело от него. Чаще всего, государство само инициировало важнейшие предпринимательские начинания (так, например, при Петре I правительство контролировало предпринимательскую деятельность и создавало "тепличные условия" для развития предпринимательской деятельности - практика передачи казенных мануфактур частным владельцам с полным комплектом крестьян, беспроцентная ссуда для выпуска отечественных товаров, защита предприятий от конкурентной борьбы, предоставление привилегий для торговых людей).

С консервативных позиций советское общество лишь воспроизвело, хотя и зачастую в уродливых формах, основы традиционной социальной структуры. "Перестройка" же была не проявлением ее глубинных разломов, а скорее кризисом правящих верхов, приведших к инновационным изменениям в стране.

Вышедший закон РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" от 25 декабря 1990 года легализовал предпринимательскую деятельность. Он охарактеризовал предпринимательство как "инициативную, самостоятельную деятельность граждан и их объединений, осуществляемую на свой страх и риск, под имущественную ответственность, и направленную на получение прибыли" [9]. Важно также, что после выхода данного закона вырисовывались некоторые социальные тенденции предпринимательства:

  • предпринимательство становится официально разрешенной деятельностью;
  • происходит формирование предпринимательского слоя населения, данный процесс способствует резкому расслоению населения по уровням дохода;
  • в стране существует ряд неблагоприятных факторов, тормозящих процесс цивилизованного предпринимательства: несовершенное законодательство и налогообложение, произвол финансовых органов и банков, коррупция и рэкет;
  • быстрыми темпами развивается финансовое и торгово-сбытовое предпринимательство при заметном отставании промышленного предпринимательства.

Позитивно важным является то, что к середине 90-х годов консервативный сдвиг в России совершается, в экономике возникает несколько хозяйственных специфических типов, реально исполняющих предпринимательскую функцию.

Первый тип предпринимателей можно отнести к типу "расчетливых управленцев". К ним следует отнести небольшую часть хозяйственных руководителей, которые с санкции властных органов, осуществляли решительные нововведения. В советское время оформить организационную инновацию как "эксперимент" - значило добиться исключительных условий и дополнительной поддержки, при этом необходимо взяв на себя весь риск за последствия "предпринимательского акта". Заметим, что предприниматели данного типа чаще действуют в рамках инстинкта самосохранения, они грамотны, деловые, рискующие, и старающиеся анализировать и просчитывать всевозможные варианты бизнеса. Вторая группа хозяйственных руководителей может быть отнесена к вынужденным предпринимателям. Данный тип отмечался тем, что, осваивая рыночную парадигму, экономического мышления вынуждено, под давлением новых обстоятельств, экономическое поведение ее представителей неустойчивое, и, следовательно, они могут сменить при определенных условиях род предпринимательской деятельности. Директивные планы, хронически не обеспеченные материальными ресурсами заставляют директоров и ведущих специалистов изворачиваться, вести торги, обходить формальные указания и законы. Многим руководителям навязывали опыт "экспериментаторов", в случае, если государственные власти признавали его успешным.

Третьей тип предпринимателя представлен фигурой "теневика", его деятельность связана с государственными ресурсами. Мафиозность характеризуется тенденцией к срастанию корпоративной самоорганизации с официальной властью с целью получения незаконных социальных и экономических преимуществ. Данный тип характеризуется страстью к разного рода "вожделениям" алчности, честолюбию, гордости и вместе с тем появляется желание пожить "на широкую ногу". Психологические исследования констатируют, что высокую эмоциональную устойчивость демонстрируют именно "теневики", им ничего не грозит, и с ликвидацией "открытого рынка" они имеют возможность вернуться в прежнее состояние и будут обеспечено жить.

Четвертый тип предпринимателя - частник, в основном это мелкие изготовители и торговцы, которые имели подсобное хозяйство или были занятыми индивидуальной трудовой деятельностью, которая находилась под контролем государства.

Предприниматели, как зарождающийся социальный строй в России, стремились не просто занять места своих обанкротившихся предшественников, но также представить Западу иное, более цивилизованное лицо, но при этом сочетать восточную власть с западным стилем жизни. Таким образом, нужно было конвертировать часть политической власти и более осязаемую форму экономического капитала, и, следовательно, допустить правомочность институциональных реформ. В рамках проводимых реформ появилась возможность использовать монополию на распоряжение государственными ресурсами и информацией, а также общие несовершенство хозяйственного законодательства для перекачки государственного имущества в частную собственность.

Процесс приватизации при этом проходит не столь расплывчато, особенно в отношении прав собственности, что позволяет предпринимателям гибко адаптироваться в новых экономических отношениях. Таким образом, вместо четко разделенного государственного и частных секторов экономики возникает система "ре-комбинированной собственности", состоящих из множества смешанных форм, размывающих границы между традиционными секторами.

Одновременно происходит эволюция социальной структуры российского общества, наблюдается серьезное обновление бизнес-элиты за счет выходцев с предноменклатурных должностей, и перехода старых кадров в новые сферы деятельности.

Преобразование отношений собственности заметно усилило роль традиционных экономических классов - представителей капитала и наемного труда. Важное место в социальной структуре занимают группы крупных и средних предпринимателей, сформировавшейся из трех основных источников: директорского корпуса, бывших государственных предприятий; квалифицированных специалистов; работников органов государственного управления и общественно-политических организаций. Впрочем, российское предпринимательство вряд ли можно считать единым классом. Оно очень неоднородно - по масштабам и сферам деятельности, социальному составу и источникам первоначального капитала, управленческим и собственническим позициям.

Современный бизнес-слой разнороден в зависимости от масштабов предпринимательской деятельности, а также от степени экономического и политического влияния. По степени причастности к бизнесу менеджеры высшей страты занимают промежуточное положение между крупными предпринимателями и представителями исполнительной власти. Это позволяет предполагать, что высшие предприниматели составляют элемент бизнес-элиты, выступающий одним из основных субъектов функционирования рынка. Некоторые исследователи [1, 2, 6, 8, 10] относят к числу бизнес-элиты только банкиров, считая, что лидеры частных фирм и других структур не представляют собой консолидирующей группы, способной влиять на ценности и массовые модели поведения. Это от части можно считать справедливым, так как ценностные ориентации лидеров бизнеса концентрированны исключительно вокруг идеи укрепления и развития собственного дела, лишь немногие начинают выходить за круг развития собственных фирм. Социальные установки лидеров бизнеса свидетельствуют о значительной замкнутости данной группы.

Длительное и успешное пребывание в предпринимательской деятельности формирует особую систему ценностей, которую обозначают как "синдром аристократа". Среди них - сформировать собственное имя и передать дело своим детям, прагматические ценности отступают на второй план. Бизнес-элита имеет особенности, отличающие ее, например, от лидеров государственных предприятий - это многовариантность личности, способность все начинать заново и принимать непредсказуемое решения.

Данные российских социологических исследований показывают, что по возрасту респондентов получено распределение с закономерным преобладанием активных средневозрастных групп: по 6,9 % предпринимателей имеют возраст до 29 лет или, напротив, 60 лет [12]. На четвертом десятке (30-39) находится 29,2 %, на пятом - 33,9 %, на шестом - 23,1 % предпринимателей. Относительно наиболее активное поколение от 36 до 45 лет (37,9 % опрошенных). Возраст человека, начинающего предпринимательскую деятельность, не имеет принципиального значения, однако если он обладает необходимыми знаниями и подготовкой, то ранее начало дает ему большие возможности преуспеть.

На большинстве руководящих постов находятся мужчины (88,4 %), тем самым традиционное разделение управленческих функций в целом сохраняется. Мужчинам намного легче дается директивный, проблемно-ориентированный стиль руководства, а женщинам - стиль социального лидера, создающего "дух команды". В семейном плане большинство предпринимателей - люди обустроенные (83,3 % женаты или замужем).

Важными, хотя не решающими детерминантами, являются образование и профессиональный опыт предпринимателей: высшее образование имеют 69,7 %, ученую степень - 12,6 %, незаконченное высшее образование - 4 %. Социологические исследования, проведенные Ж.М. Грищенко, Л.Г. Новиковой, И.Н. Лапша [7] сводятся в следующих выводах:

  • средний уровень образованности предпринимателей несколько выше, чем у населения в целом;
  • уровень у самостоятельно начинающих предпринимателей обычно ниже, чем у тех, кто принял по наследству семейное дело или специально готовился стать предпринимателем (64 % мелких предпринимателей не имели законченного высшего образования);
  • уровень образованности средних и мелких предпринимателей обычно ниже, чем у профессиональных менеджеров и директоров компаний.

Профессионально-должностной уровень, предшествующий предпринимательской деятельности достаточно высок, почти половина предпринимателей - 45,2 % начинали свою трудовую деятельность уже на должностях специалистов с высшим образованием. Если посмотреть на последнюю работу, то более девяти из каждого десятка 94,9 % были специалистами или руководителями разного уровня.

Также, одним из стимулов развития предпринимательской деятельности в нашей стране оказались ситуационные обстоятельства, побуждающие личность решать жизненные проблемы. В периоды спада экономике и массовых увольнений число фирм возросло в рассматриваемый период на 12 %, одни начинают собственный бизнес, приобретая опыт работы в крупной компании, другие - после выхода на пенсию, третьи - получив дополнительное образование.

После введения относительно либерального хозяйственного законодательства в России произошел взрывной рост в сфере малого бизнеса, продолжавшийся как минимум в течение пятилетия (1988-1993). Малое предпринимательство служило в первую очередь важнейшим способом легитимной конвертации государственных ресурсов в негосударственные формы собственности. Более свободные условия, в которых действовали негосударственные структуры, а также льготы, обеспеченные малым предприятием всех форм собственности, способствовали осуществлению этой основной задачи. С вовлечением в процесс акционирования крупнейших государственных предприятий и объединений фокус интересов сместился, и поток наиболее мобильных ресурсов ушел из сектора малого предпринимательства, рост которого несколько замедлился. Наблюдается прогрессирующая концентрация и централизация капитала, перестраиваемого в рамках новой системы полузакрытых и закрытых хозяйственных корпораций.

Перед лицом экономического кризиса и снижения государственной и корпоративной поддержки происходит восстановление традиционных способов хозяйствования, основанных на семейных или партнерских связях, опирающихся на домашнее хозяйство и сети родственного бартерного обмена продуктами и услугами. В стране развиваются розничная и мелкооптовая торговля, индивидуальные услуги и кустарные промыслы. Таким образом, наряду с перестроением корпоративных учреждений и растущими свободными ассоциациями, происходит параллельное утверждение структур полу общинного типа.

На государственных предприятиях-корпорациях происходил процесс приватизации, которая не разрушила альянса между администрацией предприятий и трудовыми коллективами. Закрепление основной части акций за трудовыми коллективами стало наиболее верным способом сохранения власти администрации. Авторитет директората подкрепился его собственническими позициями, что в принципе создает стимулы заботиться о судьбе предприятий. На первых этапах, казалось, что материальные поощрения и санкции станут господствующей формой внутрифирменного контроля, утилитаризм в хозяйственных организациях подавит средства принудительной и символической мобилизации, а контрактные формы трудовых отношений вытеснят традиционный патернализм. Но патернализм со всей системой сложных неформальных отношений и льготами предприятия начинает проникать в новые сектора экономики, при этом вряд ли руководство всерьез задумывается о "новой философии управления". Отметим, что формированию "человеческих отношений" в специфическом российском понимании придается немалое значение, особенно в малых коллективах, а вот у "демократизации управления" слабые шансы на успех. Западные модели организации трудовых отношений не особенно прививаются на российской почве.

В рассматриваемый реформенный период многие виды деятельности получили профессиональный статус (менеджер, маркетолог, брокер), превратившись в основные и специальные занятия. Таким образом, множества людей занимается тем же, что и раньше, но их позиции существенно изменились в обществе "фарцовщики" становятся торговцами, "шабашники" - строителями, "бандиты" - охранниками, профессионалами становятся консультанты, предприниматели, менеджеры, маркетологи. В обществе задается определенный тон: любое занятие, чтобы быть успешным, требует особых знаний и специальной подготовки, материального оснащения, и профессионального отношения к труду. Можно по-разному оценивать итоги последнего десятилетия, но работать сегодня в среднем нужно больше и интенсивнее. Повышается общая степень социального риска, людям приходится менять сферы деятельности, ролевые требования ожесточаются - отчасти в силу конкуренции за выгодные места и сферы бизнеса.

Население страны учится постепенно торговать, у России "лицо" становится торговым, так как в условиях кризиса промышленности (96 % промышленных предприятий не функционирует), распродажи государственных предприятий, возникает спрос на промышленные и продовольственные товары. Специфика развития такого вида предпринимательской деятельности определила социально-экономические особенности торговой деятельности. Наиболее простой способ представлен уличной торговлей "с рук". На следующих ступеньках располагается лоточная и палаточная торговля. Более серьезный уровень связан с оптовым торговым посредничеством и экзотической для нас работой брокера, погруженного в потоки экономического времени. Предприимчивые граждане освоили профессию разъездных коммивояжеров - "челноков", взваливших на свои плечи товаропотоки из зарубежья, затем "челноки" разворачивая свой бизнес будут нанимать продавцов и снимать для торговли "места" на рынках, которые ныне превратились в специализированные магазины и бутики.

Кроме того, успешность торговли определялась тем, что в ходе отмеченных реформ резко возросла дифференциация доходов, имущественного состояния и уровня жизни. Появилась группа обеспеченных по западным стандартам людей, являющих и классические образцы престижного потребления. За данный период значительно возросли материальные потребности людей, разнообразились стили жизни, что является важным показателем социально-экономического развития. В большей степени это относится к предпринимателям, которые освоили новые потребительские стандарты. Собственно понятие "новые русские" обозначало не предпринимателей или богатых как таковых (хотя уровень материальной обеспеченности предполагается). Это, в первую очередь, выражение нового западнического стиля жизни, обозначение нового сообщества потребления, следовательно, они становятся жизненным ориентиром для более массовых групп. Достаточно обширные слои населения обзаводятся товарами длительного пользования, при этом "западничество" в потреблении сочетается с прежним традиционализмом жизни и взглядов.

В заключение важно подчеркнуть, что прямой перенос организационного или корпоративного управления организацией не представляется возможным, так как отечественный предприниматель формируется в условиях экономики переходного периода, иной социальной среды (враждебно настроенной к его деятельности), иного пути становления предпринимательской карьеры (задающего особые установки и личностные ориентации), иных навыков и способов осуществления предпринимательских задач. Возникает необходимость построения отечественного предпринимательства с учетом этнических и социокультурных традиций восточного евро-азиатского пространства, в рамках которых предстоит восстановление предпринимательских начал в современной российской экономике и развитие предпринимательских качеств у людей, призванных осуществлять ее кардинальное оздоровление.

Российская философия бизнеса весьма многообразна и зависит от формы собственности, региональных и отраслевых особенностей и величины организации. Крупные организации, акционированные на базе государственных, сохраняют свои традиции четкой дисциплины, коллективизма и хозяйственности, повышение уровня жизни работников и сохранение социальных благ и гарантий сотрудников в новых условиях хозяйствования. Многие организации малого бизнеса работают в условиях жесткого и не всегда гуманного отношения к персоналу со стороны собственника и минимальной демократизации управления.

Библиографические ссылки

  1. Бабаева Л.В., Чирикова А.Е. Российские элиты: опыт социологического изучения. Лидеры бизнеса о себе и об обществе. М.: Наука, 1996.
  2. Бабаева Л.В., Чирикова А. Е. Бизнес элита России: образ мировоззрения и типы поведения. // Социологические исследования, 1995, № 4.
  3. Бердяев Н. Судьба России. М.: Просвещение, 1990.
  4. Братусь Б.С. К проблеме нравственного сознания в культуре уходящего века. // Вопросы психологии, 1993, № 1. С. 8.
  5. Бояренцева А.В. Психологические проблемы экономической социализации. // Педагогика, 1994, № 4.
  6. Бумен И. Бизнес-элита и российское общество. // Власть, 1996, № 9.
  7. Грищенко Ж.М., Лапша Н.И. Социальный портрет предпринимателя. // Социологические исследования, 1992, № 10, с. 53.
  8. Журавлев А.Л., Поздняков В.П. Российские предприниматели в современной социальной структуре. // Социологические исследования, 1994, № 5, с. 61.
  9. Закон РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности", 1990, декабрь, 25.
  10. Заславская Т.И. Бизнес слой российского общества. // Социологические исследования, 1995, № 3.
  11. Радаев В.В. Экономическая социология. Курс лекций. М.: Аспект Пресс, 1998.
  12. Радаев В.В. Российские предприниматели - кто они? (на примере Москвы). // Экономические реформы в России, 1994, № 5. С. 43.
  13. Рывкина Р.В. Экономическая культура в России: социология, этнология, культурология, 1994, № 1, Т. 3. С. 55.

скачать статью в формате word Статья в Word

    Сведения об авторе:

    Масликова Жанна Викторовна
    канд. психол. н., доцент,
    зав. кафедрой психологии Института управления, бизнеса и права,
    г. Ростов-на-Дону, Россия



Вернуться в БИБЛИОТЕКУ Вернуться на главную страницу

 
Copyright © 2002-2015, Российская коммуникативная ассоциация. All rights reserved.
При использовании информации гиперссылка на www.russcomm.ru обязательна. Webeditor
::Yamato web-design group::